Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Трудовое право - Как работает суд в америке

Как работает суд в америке

nov_project

Как формируется суд присяжных заседателей В США потенциальным присяжным заседателем может стать любой гражданин США, достигший 18 лет, поскольку их подбор осуществляется наугад специальными служащими, ответственными за формирование состава присяжных, используя предоставленный судам регистрационный список избирателей или список кандидатов на получение водительских прав. В некоторых судах это делается вручную, в других — с помощью компьютера.

Так или иначе, метод отбора предназначен для того, чтобы произвести набор присяжных заседателей из всех слоев американского общества. Лицам, которые были отобраны в состав присяжных заседателей, направляется судебная повестка, которая уведомляет их об этом.

В случае их неявки в суд для исполнения обязанностей присяжного, они могут быть привлечены к ответственности за неуважение к суду. Однако из всякого правила есть исключения. Так, срок службы лица в суде в качестве присяжного не должен нарушать его рабочее расписание или другую деятельность.

Если происходит такое нарушение, то лицо может перенести службу в суде присяжных на другое удобное для него время. Однако это делается только в экстренных случаях с разрешения судьи. Поэтому если лицо, призванное выполнять обязанности присяжного заседателя чувствует, что не сможет принять участие в суде в обозначенное в повестке время, то обязан об этом известить по телефону судью.

Судья может и не разрешить присяжному заседателю перенести службу в суде только потому, что ему это неудобно или у него много работы, серьезной причиной для этого может быть лишь болезнь. Если все-таки у присяжного будут в отдельные дни его срока трудности с участием в суде, то суд может его на эти дни освободить от службы. Очень важно, чтобы все присяжные появлялись в суде в тот день, когда их просят прийти, так как их отсутствие может задержать судебный процесс.

Как быть присяжному заседателю с основной его работой Лицо в течение срока исполнения обязанностей присяжного заседателя не может быть уволено с основного места работы, а также не может быть каким-либо образом наказано за пропущенные рабочие дни. В таких случаях работодатели обязаны выплачивать им зарплату, несмотря на то, что они находятся на службе в суде присяжных. Кроме того, присяжные заседатели за участие в суде получают от государства материальную компенсацию в размере 20 долларов за каждый день, который они провели в суде.

Срок исполнения обязанностей присяжного заседателя определяется в судебной повестке, и в зависимости от места его жительства (штата) может длиться до 4 месяцев. Учитывая, что большинство присяжных заседателей принимают участие в суде без предварительного обучения и инструктажа, возникает вопрос, как они узнают, что им делать во время службы в суде присяжных?

Прежде всего каждому присяжному заседателю выдается буклет с информацией по их деятельности в суде. Кроме того, в дополнение к этой информации большинство судов представляет специальную программу по ориентации, которая призвана проинформировать и просветить их относительно службы в суде присяжных и судебных процессах. Из этой программы они узнают о процедурах регистрации в явочные дни, в какие часы они должны работать в суде и что делать, если у них возникли неотложные обстоятельства во время службы в суде присяжных.

В те дни, когда присяжный заседатель является на службу в суд, но его не включают в состав суда присяжных для участия в судебном заседании, он можете пораньше закончить свой рабочий день в суде и заняться своей обычной работой.

Обычно же он полностью подчиняется внутреннему рабочему распорядку суда и должен быть готов иногда оставаться в суде дольше обычного рабочего времени.

Тем более в соответствии с американским законодательством, в очень редких случаях, на суд присяжных может быть наложен арест во время судебного процесса или в период рассмотрения дела судом присяжных. «Наложить арест» в данном случае означает, что вместо того, чтобы в конце рабочего дня идти домой, присяжные заседатели вынуждены оставаться на ночь в суде или гостинице, без связи с внешним миром и без доступа к средствам массовой информации.

«Наложить арест» в данном случае означает, что вместо того, чтобы в конце рабочего дня идти домой, присяжные заседатели вынуждены оставаться на ночь в суде или гостинице, без связи с внешним миром и без доступа к средствам массовой информации. Это обычно делается для того, чтобы оградить их от чьего-либо влияния по рассматриваемому ими делу, так как суд присяжных должен принимать решения, основанные только на том, что они слышали в суде.

Однако такое правило характерно не для всех американских штатов. Так, в штате Вирджиния присяжные в конце каждого судебного разбирательства идут домой, но их просят не обсуждать дело с кем-либо, а также не смотреть, не читать, не слушать новостей об этом деле.

Как осуществляется подбор присяжных заседателей для участия в судебном процессе?

Подбор присяжных заседателей напрямую зависит от того, какое дело будет рассматриваться судом, а именно — гражданское или уголовное. Присяжные для участия в судебном процессе по гражданским делам избираются следующим образом.

Перед началом судебного процесса судебный пристав вызывает потенциальных присяжных в зал заседаний. Если рассматривается иск по ущербу на сумму менее, чем 7000 долларов, то вызываются 11 присяжных.

Если ущерб составляет более 7000 долларов, то будут вызваны 13 присяжных. Клерк или судебный пристав просит потенциальных присяжных принести клятву, что они будут правдиво отвечать на все вопросы, которые будут им заданы.

Затем судья называет им тяжущиеся стороны и их адвокатов и коротко разъясняет суть дела.

После чего уточняет, имеют ли присяжные отношение к любому, кто вовлечен в рассмотрение этого дела, имеется ли финансовый или какой-либо другой интерес, связанный с результатами решения данного дела, и т.п.

Если присяжный посчитает, что не сможет вынести справедливого и беспристрастного решения по какой-либо причине по данному делу, то он должен заявить об этом судье. В свою очередь адвокаты с каждой стороны также могут присяжным задать по несколько вопросов.

Если судья решит, что кто-то из присяжных не сможет вынести справедливого решения, то он попросит такого присяжного отойти и уступить место другому потенциальному присяжному. После того как судья решит, что все присяжные отвечают требованиям справедливого и беспристрастного слушания дела, секретарь составит список присяжных и отдаст его адвокатам.

Каждая из сторон может отклонить три кандидатуры из списка, они могут не указывать причины, почему они это сделали. Если сумма иска менее 7000 долларов, то окончательный суд присяжных будет состоять из 5 человек. Если сумма более 7000 долларов, суд присяжных будет состоять из 7 человек Оставшиеся присяжные затем дают клятву, что будут слушать дело и вынесут решение, которое сочтут справедливым.

Процесс готов к началу. В свете сказанного может возникнуть вопрос, почему кандидатуры некоторых присяжных отклоняются, и они не допускаются к участию в судебном процессе. Позволяя обеим сторонам участвовать в формировании суда присяжных, суд дает возможность сторонам почувствовать, что такой суд будет справедливым и беспристрастным при рассмотрении дела. В то же время следует иметь в виду, что если присяжного исключают из состава суда присяжных, то это ни в коем случае не бросает тень на его личность или компетенцию в качестве присяжного, и поэтому отклоненные присяжные не должны чувствовать себя оскорбленными или смущенными.

Процедура подбора присяжных по уголовным делам очень похожа на процедуру по гражданским делам. Однако для участия в процессе по делам о фелониях (тяжких преступлениях) выбирается 20 присяжных, и окончательный состав будет включать 12 членов. Для участия в процессе по делам о мисдиминорах (менее опасных преступлениях) окончательный состав включает 7 присяжных.

В тех случаях, когда судья считает, что рассмотрение дела может затянуться на несколько дней, он может провести дополнительную процедуру отбора нескольких альтернативных присяжных, которых иначе можно называть заместителями. Они избираются из тех, кто избран на службу в суд присяжных, по той же процедуре, что и первоначальные присяжные, избранные по данному делу. Во время судебного процесса эти заместители также находятся в зале суда с другими присяжными и вместе с ними следят за ходом дела и доказательствами.

Если член суда присяжных освобождается от участия в заседании суда по исключительному случаю, например по болезни, то его заменяет присяжный заместитель, который на полных правах участвует в рассмотрении дела судом присяжных и выносит решения.

Заместитель, который не будет приглашен для замены присяжного, будет освобожден судьей после заключительного выступления адвокатов.

Обязанности члена суда присяжных на судебном процессе В любом судебном процессе существуют две категории вопросов, которые нужно решать присяжным.

Это вопросы закона и вопросы факта.

Присяжные первоначально обязаны решать вопросы факта. После того как они их рассмотрят, они должны в конце судебного процесса по указанию судьи применить закон к этим фактам. При этом следует иметь в виду, что под вопросом закона понимается все то, что включает в себя определение этого понятия.

Кроме того, это могут быть вопросы, касающиеся процедурных дел (какую информацию можно принимать как доказательство, какие вопросы можно задавать, какие свидетели могут выступать в суде, о чем они могут свидетельствовать) либо вопросы субстантивного права, которые определяют и регулируют права сторон. Установление вопроса факта для присяжного означает выслушать все показания сторон процесса, рассмотреть все доказательства и решить, что же в действительности произошло. Небезынтересно также знать процедуру гражданского процесса и роль в нем присяжных заседателей.

После того как секретарь суда или судебный пристав приведет к присяге присяжных заседателей и всех участников процесса, дело готово к рассмотрению. Адвокаты обеих сторон выступают с вступительными заявлениями, объясняя позиции своих клиентов и представляя в общем те доказательства, на которых будут основываться их претензии. Эти заявления не являются доказательством и не должны рассматриваться как таковые.

После этого свидетели истца вызываются для допроса адвокатом истца и для перекрестного допроса адвокатом ответчика. После перекрестного допроса адвокат истца может повторно допросить некоторых свидетелей.

После того как все свидетели истца вызваны для дачи показаний и представлены все доказательства стороны истца, его адвокат может сказать судье, что дело со стороны истца выслушано.

Затем могут быть выслушаны свидетели ответчика. На этот раз адвокат ответчика задает вопросы свидетелям, а адвокат истца подвергает их перекрестному допросу.

Когда все свидетели ответчика заслушаны и представлены их доказательства, адвокат стороны защиты ставит в известность судью о завершении своего выступления. После выступления ответчика истец имеет право дать показания в ответ.

Затем судья и адвокаты идут в комнату судьи, чтобы рассмотреть инструкции, которые судья должен предложить присяжным относительно тех законов, которые нужно применить в этом деле. После того как судья разработает инструкции, вместе с адвокатами он возвращается в зал заседания. Судья читает инструкции для суда присяжных, а затем адвокаты выступают с заключительными речами.

Заключительные выступления позволяют адвокатам сказать суду присяжных, что доказывают представленные ими доказательства, и почему их клиент должен выиграть. Эти заключительные выступления могут помочь присяжным припомнить многие детали этого дела, но они не являются доказательствами.

Вначале выступает адвокат истца, за ним — адвокат ответчика. Наконец, вновь выступает адвокат истца и закрывает дело. Что представляют собой инструкции для суда присяжных Инструкции для суда присяжных рассказывают о законах, которые могут быть применены при рассмотрении конкретного дела.

При этом каждый адвокат представляет судье свои инструкции. Судья рассматривает их и отдает присяжным те, которые должным образом раскрывают закон, применяемый по рассматриваемому делу. Присяжные должны принять и следовать закону так, как это указывается судьей в инструкции, даже если они имеют другое представление об этом законе.

В гражданском деле суд присяжных не только решает, какие будут гражданско-правовые последствия для той или другой стороны, но также выносит решение о возмещении убытков.

То есть если судья решит, что необходимо возместить убытки, то суд присяжных определит, какую сумму необходимо уплатить. Относительно порядка рассмотрения уголовных дел следует отметить, что он аналогичен рассмотрению гражданских дел, за исключением того, что вместо истца в деле принимает участие прокурор. Он может представлять либо штат, либо город, графство или небольшой город.

Выше уже отмечалось, что существуют две категории уголовных дел: фелонии (тяжкие преступления) и мисдиминоры (наименее опасные уголовные преступления). Фелония — это такое преступление, которое может наказываться смертной казнью или тюремным заключением на год и более.

Если суд присяжных признает подсудимого виновным в преступлении, они устанавливают наказание в то же самое время, когда они выносят приговор.

После вынесения приговора о виновности в делах о преступлениях, караемых смертной казнью, суд присяжных заслушивает свидетельства на отдельном заседании, прежде чем выносит решение о наказании. В ходе судебного процесса судья может попросить присяжных выйти из зала суда. Пока суд присяжных отсутствует, адвокаты и судья начинают обсуждать квалификацию содеянного, а также какие доказательства по рассматриваемому делу принять во внимание, а какие — нет.

Целью такого обсуждения является оценка обоснованности доказательств, которые будут представлены вниманию суда присяжных для принятия им решения по делу. После завершения обсуждения и принятия решения суд присяжных снова приглашается в зал. После того как судья даст присяжным свои инструкции, а адвокаты выступят с заключительной речью, присяжные покидают зал заседания.

Они идут в специальную комнату, где начинают свое разбирательство по делу. «Разбирательство» — это процесс, в течение которого суд присяжных всесторонне обсуждает доказательства, факты и сопоставляет их с нормами закона и лишь после этого выносит свой приговор. При этом следует иметь в виду, что в комнате, где суд присяжных осуществляет свое разбирательство, не должно быть посторонних.

Если суду присяжных понадобится какая-либо помощь или возникнут вопросы, то решить их можно будет через судебного пристава. Перед началом разбирательства суд присяжных в первую очередь должен выбрать из своего состава одного члена в качестве председателя, который бы следил за тем, чтобы каждый присяжный имел возможность принимать участие в оценке доказательств и чтобы во время обсуждения царил порядок.

Лицо, избранное в качестве председателя, принимает участие в разбирательстве и голосует по приговору вместе с другими.

Если в ходе разбирательства суду присяжных будут непонятны инструкции судьи, то можно попросить судью объяснить их.

Обычно это делается через судебного пристава, который передает судье изложенные в письменном виде вопросы присяжных.

Прежде чем ответить на такие вопросы, судья обсуждает их с адвокатами. Перед началом разбирательства каждый присяжный может иметь свое личное мнение по рассматриваемому делу, но в итоге они должны достичь единодушного решения.

Поэтому в ходе разбирательства присяжные должны быть способны тщательно выслушивать мнение других своих коллег. Кроме того, присяжные заседатели не должны позволять себя запугивать или под этим влиянием менять свое мнение.

Присяжный может изменить свое мнение только тогда, когда он искренне согласен с тем, что сказал другой присяжный.

После полного обсуждения вопросов суд присяжных должен вынести решение, с которым с чистой совестью согласится каждый присяжный, т.е. принять единодушный приговор. После принятия приговора по делу присяжный, которого избрали председателем, должен написать приговор суда присяжных в специальном бланке, приготовленным судьей, подписать его и уведомить судебного пристава о том, что приговор вынесен.

Судебный пристав уведомит судью, который вызовет всех, включая суд присяжных, в зал судебного заседания. Секретарь попросит приговор суда присяжных и зачитает его вслух.

Как я работала присяжным в американском суде.

День первый.

nika_cleveland (nika_cleveland) wrote, 2015-02-19 18:39:00 nika_cleveland nika_cleveland 2015-02-19 18:39:00

Category:

  1. Общество
  2. Cancel

Не так давно мне пришлось исполнить свой гражданский долг — послужить в суде присяжных американской системы правосудия. Расскажу подробно о своих впечатлениях. Фотографии делать, разумеется, было запрещено, вот только одна: Marion County Courthouse — здание окружного суда города Сэйлем, штат Орегон.День первый.Начну с того, что послужить присяжным может не каждый проживающий в Америке.

Во-первых, надо быть гражданином США, постоянным резидентом округа и возрастом 18 лет и старше от роду. А дальше идут отговорки, по которым вас освободят от этой почётной обязанности: если вы уже побыли присяжным менее чем 2 года назад, если вы принесете письмо от доктора, что по состоянию здоровья вы не можете выполнять обязанность, если вы старше 70 лет, если указанный день суда вас не устраивает.

А дальше идут отговорки, по которым вас освободят от этой почётной обязанности: если вы уже побыли присяжным менее чем 2 года назад, если вы принесете письмо от доктора, что по состоянию здоровья вы не можете выполнять обязанность, если вы старше 70 лет, если указанный день суда вас не устраивает.

В любом случае вы обязаны ответить – отправить приложенную карточку вызова. Игнорирование вашей обязанности служить присяжным в нашем штате может привести к аресту (в других штатах штраф до $2000).Вызовы на заседания суда приходили ко мне со дня получения гражданства раза четыре.

Пару раз я просила перенести дату по причине моих путешествий в указанное время. Один раз меня поставили в список присяжных под номером 146.

В таком случае после пяти часов вечера в день накануне заседания звонишь по указанному телефону, и автоматизированная служба отвечает, до какого номера «призванные» должны явиться на заседание. Обычно это примерно первые 100 человек, и я не попала в заветное число.

Эту же информацию можно получить online на официальном сайте суда.А в этот раз шансы выросли — мой номер 74. Звоню, получаю подтверждение, что явиться нужно (заседание не отложено).

В повестку вложен также Bus Pass – проездной туда-обратно на день суда – и разрешение на бесплатное место в здании парковки около суда (выделили место где-то на крыше).В храм Фемиды пробираюсь тайными тропами – через заднее крыльцо по указанному адресу к 8 часам утра. Муж подбросил на машине – так удобнее, чтобы не морочиться с парковкой.

Это служебный вход, не для обычных посетителей, очевидно, чтобы отсеять посторонних. Иду через полуподвальное помещение до рамки металлоискателя. Приветливая женщина-офицер службы охраны лепит мне на лацкан жакета стикер Juror и с разрешения тщательно обыскивает сумочку. Конфискованная крохотная пилочка для ногтей получает бирку с моим именем и исчезает с виду.
Конфискованная крохотная пилочка для ногтей получает бирку с моим именем и исчезает с виду.

Проверка строже, чем при посадке в самолет! Телефон взять можно, но просят выключить.

По стрелкам прохожу в зал общего сбора, где уже собрались человек 80-90.

Здесь просят заполнить анкету: ФИО, год рождения, адрес, образование, семейное положение, наличие детей, место работы за последние годы. С этой анкетой и ID, которым у нас служит водительское удостоверение, подходу к регистрационной стойке.

Дополнительно спрашивают расстояние от моего дома до здания суда и обратно – заплатят по 30 центов за милю транспортные расходы и 20 долларов за службу присяжным. Пока обрабатывают информацию всей толпы, можно угоститься кофе, чаем, горячим какао и печеньками.

Расслабляюсь в кресле с книжкой и ароматным чаем – в лотерею мне обычно не везет, шансы на избрание минимальные. Сейчас выкликнут отобранных, и я покину здание. Перед чтением списка нас просвещают коротким документальным фильмом о полной процедуре заседания суда присяжных, напоминают о правах и обязанностях.

Весьма полезно, думаю я: если не сейчас, то в будущем служить всё равно придется. Хотя многие американцы, кому я рассказывала о своем опыте, признавались, что за всю свою жизнь они так и не побывали в этой роли.И вот офицер в форме с иголочки начинает читать список избранных. Под номером пятым он называет моё имя, споткнувшись на сложносочиненной фамилии, но я подбадривающе улыбаюсь и выхожу к ряду других кандидатов.
Под номером пятым он называет моё имя, споткнувшись на сложносочиненной фамилии, но я подбадривающе улыбаюсь и выхожу к ряду других кандидатов. Еще никто за много лет моей жизни в Америке так и не произнес правильно моё полное имя, состоящее из 40 букв без пробелов.

Да-а, «не миновала меня чаша сия» — придется служить новому отечеству. Но шансы на отсеивание были еще очень велики. Нам предстояла долгая процедура общения с судьей, адвокатом и прокурором.Нас приглашают в зал заседаний.

Проходим гуськом. Перед барьером, отделяющем «заседательную» часть зала и места для публики, секретарь еще раз уточняет списки. Усаживаюсь в первый ряд согласно пятому номеру (места присяжных в специальном загончике в два ряда 6+6).

Кресла для публики занимают еще примерно 30 кандидатов в присяжные на случай, если кто-то из избранных не будет утвержден.

Никаких полицейских или охраны в помещении нет.Беседу начинает судья – видавший жизнь джентльмен в черной мантии.

Тщательно вглядывается в наши лица, затем в бумаги, задает процедурные вопросы. Например:

«Есть ли у кого-то проблемы со здоровьем, чтобы просидеть все заседания?»

Кто-то жалобно простонал, а у него ответ готов – мы дадим перерывы, покормим, если надо будет.

Не отвертелись. Уточнил место жительства пары кандидатов – оказалось, что не вполне соответствуют – удалились сразу.

Являются ли кандидаты родственниками обвиняемого или истца, прокурора или адвоката или знакомыми в той степени, что это может повлиять на принятие решения? Таких не нашлось, хотя можно было сказать, что такую неприязнь к прокурору испытываю, что кюшать нэ могу – вас бы удалили. Затем судья приоткрыл завесу и сообщил, что суть обвинения – сексуальное домогательство.

Тут я немного упала духом. Подобные показания любой из сторон являются чрезвычайно трудно доказуемыми, расплывчатыми, в значительной степени базирующимися на эмоциях, которые, как известно, к делу не пришьешь.Потом прокурор (дама лет 40) и адвокат (мужчина лет 42) поочередно задавали вопросы потенциальным присяжным и запасным игрокам. Случалось ли вам или членам вашей семьи подвергаться сексуальному насилию? Всегда ли вы доверяете заявлениям, сделанным в порыве эмоционального стресса?

Приходилось ли вам скрывать правду из-за стыда перед близкими людьми? В любой из этих моментов нежелающие участвовать в заседании могли высказать опасение, что ваш личный опыт или эмоции не позволят вам судить честно и непредвзято.

Для присяжных процедура вынесения решения должна быть only the matter of law and not the matter of their personal morals and values. В таком случае вас немедленно освободят от данного конкретного дела.

Я сижу и помалкиваю, ко мне вопросов не возникает, и у меня возражений особых нет.

По привычке прошлой работы на людях стараюсь произвести впечатление непринужденности, хотя и немного волнуюсь (улыбайтесь, вас снимают на камеру видеонаблюдения!).

Присматриваюсь к кандидатам и вижу полный срез общества: примерно поровну мужчин — женщин, молодых – средних лет – пожилых, наверное, и по образованию, семейному положению то же самое. И еще, кроме объективных препятствий участия в заседании, прокурор и адвокат имеют право заменить по два кандидата в присяжные без объяснения причин.Наконец замены кандидатов произведены, состав присяжных утвержден, остальные покидают зал. Секретарь суда (пристав) приводит нас к присяге.

Судья зачитывает официальное обращение к присяжным, поясняющее принципы их работы.

Самое главное правило, которого мы должны придерживаться: evidence that is beyond reasonable doubt – доказательства должны находиться за пределами разумного сомнения, это является стандартом доказательств, необходимых для подтверждения уголовного преступления.

Мы как присяжные были проинструктированы применять приемлемый уровень сомнения при определении виновности или невиновности подсудимого. Такое положение защищает обвиняемого от осуждения за исключением случаев доказательства вне всяких разумных сомнений каждого факта, необходимого для подтверждения преступления, в котором он обвиняется.

Это правило крепко засело у меня в голове — обвиняемому грозило тюремное заключение: за Sexual abuse in the first degree дается до 15 лет лишения свободы, ошибка в судействе была бы слишком дорога.

Для вынесения обвинительного приговора требовалось не менее 10 голосов.Итак, окружной прокурор зачитывает суть дела (замечу, что разрешение на публичное раскрытие деталей получено от судьи сразу же после завершения процесса). Обвинительница (назовем ее Лусия Лопес) решила довести до суда дело восьмилетней давности, по ее словам происшедшее с ее дочерью Алисией пяти лет (сейчас девочке 13). В доме, где она жила с бойфрендом, все укладывались спать.

Бойфренд пошел в комнату к падчерице пожелать спокойной ночи и задержался «подозрительно долго» (по одним показаниям пять, по другим десять минут).

Лусия последовала за ним и увидела его руку под одеялом дочери.

Она заподозрила его в сексуальном интересе к девочке, и осталась на ночь в ее комнате.

Утром ушла на работу, вечером забрала девочку, переехала в приют для временного проживания социальной службы, а через десять дней вызвалась рассказать о происшедшем полицейскому детективу. Было открыто дело, назначено слушание, но Лусия уехала в другой штат к сестре.

Стала жить с другим бойфредом, родилась вторая дочь.

Прокурор отметила, что в рамках сотрудничества с правосудием Лусию убедили довести дело до конца, чем и вызвано это заседание.

Затем адвокат подзащитного выступает со своей версией происшедшего.Ответчик – седовласый мужчина лет 60 с каким-то трудным мексиканским именем, которое я не запомнила, – сидел, склонив голову, за отдельным столом со своим адвокатом и за все два дня заседаний не произнес ни слова.

В зале также находились два переводчика с испанского: один рядом с ответчиком, другой работал с вызванными на дачу показаний у «трибуны». Мы только слушали и делали записи в выданные блокноты.Все уже изрядно устали от бесконечных процедурных чтений, и нам объявили перерыв на ланч. Мы вышли из здания суда и разбрелись по близлежащим ресторанчикам.

Я выбрала японский. Пока поглощала суши, ловила взгляды посетителей, осторожно косящихся на мой стикер.Возвращаемся в зал заседаний. Первой вызывается истица Лусия Лопес.

Она рассказывает, что отправлялась на работу в 5 утра, дочь была самостоятельной — вставала сама и уходила в садик напротив дома. После обеда няня забирала ее из садика и приводила домой.

Мать подозревала, что сексуальное домогательство могло иметь место и ранее.

Буквально через минуту она демонстративно развернулась спиной к присяжным, начала рыдать на половине фраз, проклиная «развратника», нанесшего непоправимый вред ее дочери.

Со слов окружного прокурора выходило, что Лусия пошла на сотрудничество с государством, которому нужно было закрыть криминальное дело.

Из перекрестного допроса адвоката ответчика вдруг начал вырисовываться нелегальный статус Лусии в США.

Судья немедленно прерывает заседание и просит суд присяжных удалиться в совещательную комнату.

Пока мы отсутствовали минут 10-15, судья, прокурор и адвокат обсудили квалификацию содеянного и решили, что нелегальное положение истицы не должно приниматься во внимание, чтобы это обстоятельство не повлияло на ход расследования. Адвокат задает вопрос, не встречалась ли Лусия с другим мужчиной незадолго до разрыва с бойфрендом.

Истица резко вспыхивает, и вопрос отклонен судьей.Показания ее дочери Алисии были также обильно политы слезами. Говорит, что в садик ее подвозил отчим 5-10 минут на машине. На вопрос адвоката, помнит ли какие-либо домогательства со стороны отчима, сказала, что ее не трогали, но доверяет своей матери.

«My mother told me how many times it happened.» («Мама сказала мне, сколько раз это случалось.»)Вызывается свидетельница — детектив-полицейский Кауч (detective in sex abuse), которая и составляла протокол случившегося восемь лет назад. В тех расспросах пятилетняя девочка подтвердила, что ее никто не трогал (есть в протоколе детектива).

Но со слов матери, обвиняющей бойфренда в домогательствах к дочери, полицейский составила рапорт с квалификацией дела Alleged abuse – предполагаемое жестокое обращение.Судья решает закрыть первый день заседания.

Мы выходим в комнату для совещаний, где получаем строжайшее указание на запрет обсуждения хода дела с кем бы то ни было, включая даже выход в интернет с целью поиска сходных дел.

Наши блокноты должны остаться здесь.

Я прячу свои записи за цветочным горшком.Окончание рассказа здесь. Tags: oregon, salem, story, usa, особенности национальной жизни в сша Subscribe

История о том, как работает судебная система в США и чем она схожа с нашей (на примере дела Трастэвиана Харди)

Все мы знаем, что количество оправдательных приговоров в России ничтожно мало.

Согласно данным Верховного суда Российской Федерации, в 2017 году было вынесено всего 0,3% оправдательных приговоров.

Как справедливо отмечает «Новая Газета», «99,64%. С такой вероятностью вас признают виновным, если дело дойдет до суда» Традиционно, большая часть уголовных дел рассматривается в особом порядке (подсудимый признает вину без рассмотрения дела в обмен на наказание не выше 2/3 от максимального), и считается, что некоторая часть подсудимых идет на особый порядок не потому, что считает себя виновным, а потому, что не верит в возможность добиться справедливого разрешения дела и оправдания (возможно, они знают статистику оправданий – например, со слов адвокатов). В общем, все сложно. С другой стороны, на американскую судебную систему принято смотреть сквозь розовые очки.

И суд тебе справедливый (мы видели фильм «Несколько хороших парней» и многие другие!), и наказания жесткие (распространено убеждение, что справедливый приговор должен быть суровым – по крайней мере, люди чаще возмущаются излишне мягкими, нежели чересчур строгими приговорами). Тем более шокирующим выглядит эпизод известного американского радиошоу (подкаста) «This American Life», показывающий некоторые неизвестные нам стороны американского правосудия. История называется

«Если вы не можете позволить себе адвоката, вам будет назначен какой-то случайный чувак»

(«If You Cannot Afford an Attorney, Some Random Dude Will Be Appointed to You») Вот она.

История Трастэвиана Харди и адвоката Джека Бэйли, рассказанная ими самими и журналистом Дэвидом Заком. Дело было в штате Луизиана, городе Шривпорт.

Несмотря на гарантированное законом право на адвоката, штату не хватает общественных защитников для тех, кто не может позволить себе оплату его услуг. Поэтому, суды в поисках защитников порой прибегают к нестандартным ходам.

По этой причине, адвокат Джек Бэйли, более 30 лет работающий с травмами на производстве, ДТП и исками к мед.учреждениям, и абсолютно не занимающийся уголовными делами, внезапно получает от суда назначение в качестве бесплатного защитника для некоего Трастэвиана Харди, обвиняемого в ограблении. Посчитав это неудачной шуткой, Джек Бэйли дает поручение своему помощнику Тэмми Бёрдайн уведомить суд о невозможности принять участие в деле, однако, она забывает о нем, и… Джек Бэйли пропускает первое заседание, получает возмущенный звонок из суда, и вынужден принять участие в деле, т.к. отказываться уже поздно. Его новый подзащитный, Трастэвиан Харди, обвиняется в ограблении женщины, при этом, главным доказательством его вины является бейсболка, которую преступник случайно обронил на месте преступления.

На бейсболке нашли волосы, принадлежащие Т.Харди, что было подтверждено тестом ДНК. Однако, Трастэвиан категорически отрицал свою причастность к ограблению.

Тем не менее, поскольку он ранее привлекался к уголовной ответственности за непристойное поведение, он знал, что лучше признать вину, и получить год-два, чем требовать суда присяжных и получить 20 лет (ничего не напоминает?). Трастэвиан просит Бэйли «организовать ему годик», поскольку он «хочет домой».

Несмотря на это, Джек Бэйли вошел во вкус и не хочет идти на сделку.

Он «нутром чуял, что парень невиновен». Однако, знающие люди говорили, что отказываться от сделки с обвинением очень рискованно. В случае сделки и признания вины, Трастэвиан мог рассчитывать на 5-9 лет заключения.

Однако, если он не признает вину и потребует суда присяжных, ему грозит минимум 20 лет. При этом, в городе Шривпорт сложилась практика, когда обоснованность обвинения практически не проверялась, а приговоры выносились очень суровые.

Так, в одном случае 14 летний подросток получил 7 лет заключения за то, что проник в дом к соседу, где украл «Пепси» и еще еды по мелочи, которые тут же выпил и съел. Никого не травмировал и не причинил никому особого вреда (гораздо жестче, чем у нас в России!). Тем не менее, Бэйли настоял, и его подзащитный согласился.
Тем не менее, Бэйли настоял, и его подзащитный согласился. Проведя расследование, Джек и его помощница Тэмми выяснили, что бейсболка с волосами Трастэвиан была не главным, а … единственным доказательством!

При этом, на бейсболке согласно тесту ДНК, были обнаружены волосы Трастэвиан и еще одного, неизвестного человека.

В общем, дело имело все перспективы. Однако, в день суда случилась неожиданность. Обвинитель решил отказаться от обвинения.

Джек Бэйли был в ярости! Ведь его клиент находился за решеткой несколько месяцев только потому, что обвинитель не удосужился прочитать дело до самого дня суда! Бэйли выступил с обличительной речью, которая, впрочем, не нашла особого отклика ни у судьи, ни у обвинителя.

Трастевиан Харди был отпущен на свободу тут же, и без лишних формальностей.

При этом, опрошенные журналистом Дэвидом Заком адвокаты, присутствовавшие в тот день в суде, заверили, что, вероятнее всего, обвинитель решил отказаться от обвинения не столько по причине слабости доказательств, сколько из-за … Джека Бэйли.

Окружной прокурор просто не хотел возиться с делом, где защита бы осуществлялась … как следует, так как в большинстве случаев общественные защитники практически бездействуют (опять вспоминается Россия с её извечной проблемой качества работы адвокатов по назначению), и прокурору проще снять обвинения, чем судиться «по-настоящему».

Джек Бэйли после окончания дела поднял шум, и добился принятия в Луизиане закона, запрещающего назначать адвокатов «с улицы» на уголовные дела. Кроме того, старший окружной прокурор проиграл следующие выборы, а вновь избранный начал активную борьбу с порочной практикой в Шривпорте.

Обвинитель, ведший дело Т. Харди, был уволен, Трастэвиан Харди нашел работу, а Джек Бэйли вернулся к своей обычной (не уголовной) практике. Выводы (как ни странно, почти оптимистические). Удивительно, но проблемы судебной системы США (по крайней мере, в Луизиане, а также, как утверждают журналисты, и во многих других штатах) очень схожи с нашими.

Нехватка защитников по назначению и их нежелание многих из них работать.

Поверхностная работа обвинителей.

Судебная практика, стимулирующая обвиняемых признавать вину из-за страха получить «по максимуму». Однако, несмотря на массу негативных моментов в работе судебной системы, мы можем сделать для себя почти позитивный вывод. Идеального суда нет. Правосудие вершится людьми, которые всегда могут найти массу причин, почему ничего не вышло.

Порой люди просто не хотят приложить дополнительные усилия, действуют по привычке.

Тем не менее, просто делая свою работу качественно, Джек Бэйли смог сделать для своего клиента больше, чем большинство специалистов по уголовным делам для своих подзащитных до него. По-моему, это очень хороший пример для подражания. Что скажете? Бонус: фото и информация о главных героях истории.

Ну и напоследок. Не мог удержаться, и поискал героев этой истории в сети.

Оказывается, они есть в Интернете.

Так, мной был найден «послужной список» (criminal record) Трастэвиан Харди (ссылка — ) и сайт адвоката Джека Бэйли ( ).

Судя по всему, это они. Act 1 “If You Cannot Afford an Attorney, Some Random Dude Will Be Appointed to You”, 595: Deep End of the Pool, “This American Life”, Nollo pros, см. Сам по себе этот сайт заслуживает отдельного изучения. Возможно, потом напишу, что выяснил о нем.

Суды в США

По данным журнала “Бизнес”, в 1996 году через суды США прошло более 15 млн. частных гражданских исков. Это свыше 41 000 процессов в день, более 1700 в час.

Учитывая, что каждый иск предусматривает как минимум одного ответчика, можно подсчитать, что судится каждая третья американская семья. “Судебный сектор” стал значимым сегментом экономики: в 2000 году в США насчитывалось приблизительно 1,2 млн. лицензированных практикующих юристов.

Это значительно больше, чем, например, фермеров.Из-за чего же Штаты так отчаянно судятся?

Что становится предметом громадного количества взаимных претензий в обществе, которое в мире считается одним из самых благополучных?

Как ни парадоксально, всеобъемлющие американские свободы, всесторонне защищающие свободу личности, с определенного момента начали работать, как бумеранг.

Любой судебный прецедент, связанный с охраной тех или иных прав личности, стал давать цепную реакцию.

После нескольких громких дел по защите сексуальных прав женщин американки буквально завалили суды исками по поводу “сексуального домогательства” боссов, соседей, мужей и т.

д. Понятно: было ли на самом деле пресловутое домогательство или нет, но любой руководитель, получивший подобный иск, выглядит не в лучшем свете. Понятно и то, что, стремясь сохранить свое лицо и избежать паблисити, он постарается уладить дело (даже если никакого “дела” и нет) на досудебной стадии.

Таким образом, хотя иски в большей своей части даже не были рассмотрены, они, тем не менее, имели для своих авторов вполне осязаемый финансовый результат. Начался массовый женский шантаж, профессионально обслуживаемый юридической “гильдией”.

В течение нескольких месяцев судебная “секс-истерия”, захлестнувшая Штаты, привела к тому, что многие боссы теперь не рискуют даже заговорить с подчиненной в офисе один на один, тем более приблизиться к ней.Аналогичная цепная реакция началась в США и по “теме” сексуальных домогательств к детям, явления, в принципе, достаточно редкого и обсуждавшегося ранее лишь в узкоспециальных кругах. Все началось с почти анекдотичного случая в супермаркете (смешно, если бы не было так грустно): мужчина, поскользнувшись на кафельном полу, машинально ухватился за стоявшего впереди подростка.

Родители ребенка подали в суд, дело получило громкий резонанс в прессе. А результатом стали. сотни уголовных дел.

Суть проста: скажем, отец сфотографировал дочку на пляже в какой-либо визуально “интересный” момент, затем жена при желании использует это фото как доказательство его “извращенческих” наклонностей.

Самое печальное, что иногда даже сами дети подавали подобного рода иски против близких, а когда в суде доказывалось обратное, банально объясняли свой поступок желанием купить модерновое авто. Ныне такая практика в США распространена повсеместно.

Мало кто прислушивается к набату моралистов по поводу того, куда катится их старая добрая страна.

По Интернету и прессе можно отследить, на какие иски в каком штате в данный момент мода. Один из последних прецедентов, который аналитики считают “многообещающим”, – иск к рок-группе “Аэросмит” ее фэна по поводу “повреждения органов слуха во время концерта”.“Дело Энгла”, кофе, картофель фри – кто следующий?Впрочем, обвальный наплыв индивидуальных исков различной тематики был лишь началом процесса, который подвел американскую Фемиду к нынешнему проблемному состоянию.

Некоторые дальновидные юристы, наблюдая цепную реакцию подобных исков в судах разных штатов, прагматично подметили, что все дело в создании определенного прецедента, впоследствии вызывающего эффект снежного кома.

Основное их открытие состояло в том, что накопить некую “критическую массу” однотипных частных исков против той или иной корпорации значительно выгоднее, нежели обслуживать интересы индивидуальных истцов в отдельных процессах. Дело здесь даже не в ожидаемом решении суда, а именно в “критической массе”, позволяющей вести досудебный шантаж.

Наличие, скажем, 100 000 частных претензий к той или иной компании по поводу ее продукции – это уже не похоже на частный случай, это повод для громкого скандала, а скандал – рычаг формирования определенного общественного мнения и соответственно давления на компанию.Пробел американского законодательства, какого нет в законах многих других стран Запада, состоит в допустимости так называемых “классовых исков”, предъявляемых от имени многих тысяч граждан. Такой иск, в принципе, можно предъявить производителю любой продукции, если она при каких-либо обстоятельствах приносит вред, а тем более – производителю заведомо вредного для здоровья товара, например водки или табака. Изготовители сигарет, газированных напитков и пищевики стали первой мишенью явно сутяжнических “классовых” и частных исков к компаниям, которые принесли юридическим ассоциациям миллиарды долларов.

В 1997 году начался знаменитый процесс по иску адвокатов Стэнли и Сьюзан Розенблатт к табачным компаниям.

Розенблатт первыми в истории американской юстиции решили подать классовый иск от имени курильщиков. Общая сумма иска, известного как “дело Энгла” по имени одного из истцов, составляла $12,7 млн., которые были предъявлены как компенсация “за боль и страдания” от имени трех больных раком легких американцев.

Суд удовлетворил требования истцов в объеме $6,9 млн. Неважно, что иск до сих пор находится в стадии апелляции; важно, что он стал началом цепной реакции.

Уже в 1998 году было достигнуто беспрецедентное по сумме мировое соглашение между табачными компаниями и 50 штатами, которые требовали возмещения дополнительных расходов на лечение сотен тысяч курильщиков.

Табачники (заметим, в досудебном порядке) взяли на себя обязательство выплатить штатам $246 млрд. В итоге, конечно, эти деньги заплатит сам курильщик – компании уже объявили о решении повысить отпускную цену пачки сигарет в среднем на 10 центов.

14 июля 2000 года состоялось решение по другому классовому иску от имени 500 000 курильщиков Флориды, которым табачным производителям США предписано выплатить еще $145 млрд. Эта сумма также попала в Книгу рекордов Гиннесса как самый крупный в мировой истории штраф, назначенный судом. Впрочем, процесс, ставший продолжением “дела Энгла”, пока не завершен.Несколько меньшие суммы штрафов, но аналогичные судебные тенденции наблюдаются и в других секторах промышленности Соединенных Штатов, причем география исков не ограничивается одной этой страной.

Так, недавно в американский суд был внесен групповой судебный иск к крупнейшей в мире сети закусочных “Макдональдс”: 25 жителей Великобритании утверждают, что обожглись слишком горячими кофе и чаем. Прецедент: несколько лет назад компания выплатила компенсацию в сотни тысяч долларов женщине, которая ошпарилась кофе. Словно по иронии судьбы, во время рассмотрения “кофейно-чайного” дела “Макдональдс” был предъявлен еще один иск на миллионы долларов, на сей раз “картофельный”.

Теперь сеть ресторанов быстрого питания обвиняется в использовании животного жира при приготовлении картофеля фри. Как отмечается в иске американского адвоката индийского происхождения Хариша Бхарти, вина “Макдональдса” состояла в том, что компания не проинформировала своих клиентов об использовании животного жира, в результате чего “миллионы индусов, проживающих в США, и 15 миллионов вегетарианцев были вынуждены употреблять продукты животного происхождения, даже не подозревая об этом”.

Теперь, очевидно, нужно ждать исков по поводу майонеза, помидоров и лука.В аналогичные сети профессионалов корпоративного сутяжничества угодила компания “Кока-Кола”, которая на днях едва уладила (кстати, опять-таки крупной суммой и в досудебном порядке) скандал, связанный с якобы имевшими место притеснениями чернокожего персонала.

Крупный иск от человека, больного раком головного мозга, получили несколько телекоммуникационных компаний – им вменяется в вину “замалчивание факта”, что сотовый телефон якобы вызывает данное заболевание (официальная медицина такого “факта” не озвучивала). Даже не напрягая фантазию, можно легко представить себе ближайшее развитие тенденций.

На очереди вся американская пищевая промышленность (сладости ведут к диабету, копчености вызывают заболевания печени, об алкоголе вообще можно не говорить), телевидение (просмотр боевиков вреден для психики), производители скейтбордов и прочего спортинвентаря (некий мальчик поломал себе ноги).Цепная реакция в виде эпидемии судебного “театра абсурда” говорит прежде всего о прямой заинтересованности в происходящем юридических ассоциаций. Дело в том, что комиссионные достигают 25–40% от суммы штрафа или выплат по “мировой”.

В делах по “классовым искам” это астрономические цифры. Кстати, сейчас юридические конторы, инициировавшие процессы против табачных компаний, судятся с властями американских штатов по поводу своих гонораров, так как законодатели сочли 25% от столь астрономических сумм, как $246 млрд.

или $145 млрд., несправедливой долей. Один из штатов принял закон, что услуги любого юриста не могут стоить дороже 500 долларов в час, с мотивировкой, что происходящее ныне “в корне противоречит самой сути профессии адвоката – из интеллектуального бизнеса она превращается в нечто совсем иное”.Можно серьезно говорить о политических составляющих происходящего в США судебного помешательства. Так, предметом публикаций стал факт финансирования юридическими ассоциациями, известными по “делу Энгла” и другим подобным искам, предвыборных кампаний некоторых сенаторов.

Ясно, что в “юридическом” сегменте экономики США, подогревающем судебный бум, вращаются немалые деньги. По этому поводу агентство “Чарлестон Мэйл” и журнал “Бизнес” приводят данные американской Национальной федерации независимого бизнеса.

Путем системного анализа и опросов было выяснено, что производители США с целью подстраховаться от судебных издержек добавляют к отпускной цене товара от 20 до 50%. Соответственно каждый американец ежегодно переплачивает порядка $1200, а каждая американская семья – $5000 “юридических целевых”. Эти деньги обыватель опосредованно платит юристам в виде вознаграждений.

“.Своего рода экстраналог, который не хотел бы платить ни один американец и который не желает импортировать ни одна другая страна”, – пишет об этом журнал “Бизнес”.Захлестнувшей Америку атмосфере “судебного обогащения” во многом способствует то, что адвокаты и их клиенты играют в “беспроигрышную лотерею” – по закону юрист, проигрывая процесс или выставляя заведомо некорректные требования, практически ничем не рискует.

Проблема состоит также в том, что американское правосудие при всем своем объективно-беспристрастном имидже все же в значительной степени базируется на эмоциях (эмоциях присяжных).

Совершенно иначе обстоит дело, скажем, в Европе, где инициатор “классового иска” сразу лишился бы своей адвокатской лицензии. Для европейской судебной практики подача “классового иска” и присуждение многомиллиардных компенсаций по нему невозможны в принципе, так как инициатору процесса – адвокату придется доказывать конкретный вред, причиненный каждому конкретному лицу, а также факт уполномочивания его отстаивать интересы каждым из “500 тысяч курильщиков”.

Кстати, показательно, что именно на этом обстоятельстве (формально претензии предъявляют сотни тысяч граждан, но обстоятельства каждого конкретного дела различаются) в последние месяцы стали-таки пробуксовывать и американские суды.Наблюдая за происходящим в Америке судебным кризисом, который правильнее было бы назвать кризисом ценностей и душ, впору задуматься, как не допустить подобного в своем доме, как не довести общество до состояния, при котором мужья будут бояться собственных жен, боссы – подчиненных, матери – детей. Ибо происходящее ныне в “колыбели свободы” уже дает повод усомниться в эффективности тех фундаментальных демократических завоеваний, которыми так гордится Америка.

А судьи кто

Не много найдется более завидных должностей в Англии, чем должность судейская.

Независимые, материально благополучные, уважаемые и авторитетные — вот каковы они, английские судьи. В подавляющем большинстве — это мужчины белой расы, выходцы из «хороших» семей, выпускники частных школ, обладатели престижных дипломов. Роскошное судейское платье, расшитые золотом жилеты и пояса, парики из конского волоса — такова атрибутика этой профессии, стойко сохраняющей вековые традиции.

Впервые оказавшись на заседании английского суда, я была изрядно удивлена великолепно отрежиссированным спектаклем — торжественностью и значительностью самого судебного действа, а также подчеркнутой почтительностью к тому, кто вершил правосудие. Полицейский, дававший показания на трибуне свидетеля, перед уходом отвесил судье низкий поклон.

Такие же поклоны отвешивали судье и его клерки. Все это можно было бы посчитать неуместным по нашим временам маскарадом, если бы не одно «но».

Это «но» заключается в том, что Англия сумела обставить дело таким образом, что ее судьи оказались «авторитетами» в лучшем смысле этого слова. Английский судья (английский, а не британский, поскольку право и, в частности, судебная система едина для Англии и Уэльса, но отлична для Шотландии и Северной Ирландии) — это всегда высокий профессионал.

Юридическое образование — обязательно. Судья в Англии назначается только из числа барристеров или солиситоров, работающих на своих постах постоянно. Назначает судей на должность специальная комиссия по судебным назначениям.

«Мелкими» делами английские судьи не занимаются. 95 процентов всех правонарушений, «тянущих» на срок не более шести месяцев тюремного заключения, разбираются в судах магистратов, где правосудие на бесплатных общественных началах вершат «мировые судьи», не являющиеся юристами.

Будучи назначен на должность, английский судья получает полную независимость от всех ветвей власти. Безграничная свобода здешнего судьи — это альфа и омега здешнего правосудия. Никто ему не указ в том решении, которое он принимает.

Судья волен советоваться со своими коллегами и при этом может пренебречь советом даже самого высокопоставленного из них, если это не отвечает его собственным воззрениям. Найти «управу» на его вердикт может только апелляционный суд. Между тем английский судья в своем приговоре целиком и полностью полагается на вердикт «виновен — невиновен», который вынесет жюри присяжных.

Получившему должность судьи надлежит отказаться от любого рода политической деятельности и прервать все связи с политическими партиями. Право избирать при этом за ним сохраняется. Чтобы не путать судейскую «шерсть» ни с какой другой, английскому судье возбраняется иметь любого рода дополнительные заработки, кроме как получать гонорары за литературные труды.

Судья может, однако, владеть акциями.

Иметь собственный бизнес могут лишь те судебные служащие, кто работает с судами на договорной основе. Это в большинстве случаев солиситоры, имеющие свои собственные адвокатские конторы.

Судьям покрываются их служебные транспортные расходы (билет первого класса на поездах), оплата бензина при поездке автомобилем, гостиничные расходы (120 фунтов стерлингов за ночь в отеле), плюс выдаются «командировочные» из расчета 21 фунт стерлингов в сутки. Частично оплачивается аренда жилья, если судья не обладает собственным в том городе, где получил должность.

Судьям возбраняется использовать свой титул для получения любых, даже самых «невинных форм» материальной благодарности.

Впрочем, они в этом вряд ли особо нуждаются.

Жалованье английского судьи не оставляет желать лучшего. Даже районный судья получает годовое жалованье, практически равнозначное зарплате министра — 102 тысячи 921 фунт стерлингов (свыше 150 тысяч долларов).

Судья в Высоком суде — 172 тысячи 753 фунта. Лорд Верховный судья — 239 тысяч 845 фунтов. Для сравнения: оклад премьер-министра Великобритании составляет 142 тысячи 500 фунтов стерлингов в год, средний оклад британца — 25 тысяч.

Между тем Таким образом, сам собой отпадает вопрос о «подкупности» английского судьи. Какие «миллионы» в качестве взяток могут компенсировать потерю должности, приносящей миллионы за саму по себе служебную карьеру?

Не говоря уже о потере высочайшей социальной и моральной «стоимости» судейской должности. США Александр Гасюк Главная особенность американской судебной системы — строгое разделение между федеральным уровнем и уровнем штатов.

В федеральную судебную систему входят четыре группы судов — окружные, специальные, апелляционные и специальные апелляционные — во главе с верховным.

Суды федерального уровня несут ответственность за решение споров по патентам, авторским правам и вопросам интеллектуальной собственности, по делам о банкротстве, вопросам, связанным с международными договорами и торговлей, а также за решение споров между штатами. На сегодняшний день в федеральной судебной системе США насчитывается около 3200 судей.

В США наиболее распространен суд присяжных, с их участием в стране ежегодно проходят около 120 тысяч процессов (это почти 90 процентов всех таких процессов в мире). По американским законам любое гражданское и уголовное дело может рассматриваться в суде присяжных, если этого пожелает ответчик или истец.

Зарплата судьи в США не так уж велика, но считается достойной. В среднем она составляет 100-170 тысяч долларов в год в зависимости от статуса суда.

Председатель Верховного получает 223 тысячи долларов в год.

Работу судей в США назвать безопасной трудно. Хотя в Америке громких случаев нападений на вершителей судеб подозреваемых или убийств не случалось уже около пяти лет.

Лишь в 2005 году были жестоко убиты родственники судьи в Чикаго. Хотя статистика показывает, что в прошлом году количество зафиксированных анонимных угроз в адрес судей резко увеличилось. По данным службы, которая обеспечивает безопасность судопроизводства в Америке, угрозы в адрес персонала судов за последние шесть лет удвоились, а в прошлом году число таких случаев достигло почти 1300.

По данным исследования, проведенного в США в 2006 году, выяснилось, что почти 70 процентам судей в США так или иначе поступали угрозы.

Любопытно, что специализированное управление защитных операций отвечает за физическую защиту порядка 2000 федеральных судей, около 5000 судебного персонала и 400 зданий судов в Америке. Каждая поступившая угроза всесторонне анализируется и проверяется, а по результатам расследования принимается решение о том, чтобы взять предполагаемого преступника под 24-часовое наблюдение. Впрочем, американские судьи, которые выносят решения по громким и резонансным криминальным делам, уповают не только на своих телохранителей, но и сами прибегают к мерам безопасности и конспирации.

Среди профессиональных приемов самосохранения наиболее распространены частое изменение маршрутов на работу и домой, установка сигнализаций дома, уклонение от регистрации в качестве избирателей и защита своих персональных данных.

Текст: Евгений Соловьев В Китае действует многоступенчатая судебная система, высшая инстанция которой — Верховный суд. Именно он является конечным органом, способным либо помиловать, либо лишить жизни подсудимого. Понятно, что Верховный суд не занимается «мелочовкой».

Для этого есть более низкие инстанции: народный суд первой ступени, средней и высшей. Если рассмотреть более детально, то суды можно разделить и по специфике рассматриваемых дел, и по территориальному признаку. Так, народный суд низшей (первой) ступени действует на уровне городов или уездов, входящих в состав провинций или автономных районов.

Соответственно, в основном они заняты делами административных правонарушений или же мелкими уголовными.

Народный суд средней инстанции формируется уже на уровне городов центрального подчинения либо же административных центров провинций. Они уже могут рассматривать уголовные дела, по которым возможно вынесение суровых приговоров, в том числе и по преступлениям, связанным с государственной безопасностью.

Кроме того, эти органы могут вершить судьбы иностранцев, совершивших преступления на территории Китая. Вместе с тем проведенная недавно судебная реформа отобрала у этих инстанций право приговаривать к смертной казни. Теперь рассмотрением таких дел занимается Народный суд высшей инстанции, но вынесенный приговор должен быть еще рассмотрен и утвержден Верховным судом.

Кроме того, Народный суд высшей инстанции проверяет все приговоры, вынесенные судьями «среднего» уровня. Кстати, о судьях. Профессия «вершителя» судеб в Китае не очень популярна. Причина проста: платят мало, а спрос большой.

Например, работники низших инстанций получают не более 150 долларов в месяц.

При этом зачастую не обеспечены жильем и другими социальными льготами. Официальные зарплаты судей в крупных городах также не поражают своим размахом: 500-600 долларов в месяц.

Правда, злые языки утверждают, что случаются так называемые откаты: судья получает 10-20 процентов от стоимости услуг адвоката, участвующего в заседании.

Но проверить истинность такой информации непросто. Все сведения о судьях, особенно Верховного или высшей инстанции, приравниваются чуть ли не к государственной тайне. Известно лишь, что выбираются они на заседаниях собрания народных представителей (законодательная власть).

А до этого кандидат проходит строгие экзамены.

Кстати, особое внимание уделяется состоянию здоровья будущего народного заседателя.

Текст: Анна Розэ Берлинский судья по уголовным делам Флориан Брунц на работу летом ездит на велосипеде.

Так он перед рабочим днем заряжается свежим воздухом, хорошим настроением и позитивными эмоциями. Ведь впереди его ждут скучные стены бюро в берлинском суде Моабит. Как всегда, на рабочем столе громоздятся бесчисленные папки с делами.

Надо обработать часть актов и провести три процесса. На каждый — по полтора часа: кража велосипеда, драка в кафе и мелкое воровство в супермаркете.

Вообще-то это не много. Иногда бывает и по пять-шесть процессов. В целом работа немецкого судьи — дело скучное. Только процессы могут разнообразить бюрократическую текучку.

Для Флориана они — живая работа. А еще ему нравится независимость, которой обладают все судьи ФРГ.

Никто и никогда не имеет права вмешаться в его работу с указаниями, запретами или пожеланиями.

Это — завоевание германской судебной системы. Хотя судья и обладает статусом госчиновника, он наделен исключительными полномочиями единолично и самостоятельно принимать решения. Начальников у судьи нет. Так что Флориан — сам себе голова.

Путь к скучному месту работы в уголовном суде Моабит с начальным окладом в четыре с половиной тысячи евро брутто был вымощен трудами и потом. В 26 лет Флориан после двухлетней практики, которая следовала за первым теоретическим госэкзаменом, блестяще сдал второй практический государственный экзамен.

Он получил оценку «хорошо» и вошел в пять процентов лучших выпускников юридического факультета. С такой оценкой ему прямиком бы и попасть в судьи.

Однако как раз в этот период в Берлине был остановлен прием на работу новых судей: все места уже были заняты.

Поэтому Флориан два года проработал в прокуратуре, сидя во временном бараке, читая уголовные дела и перлюстрируя переписку заключенных. Затем судьи снова понадобились, и Флориан первым подал папочку со своими документами в министерство юстиции земли Берлин.

Шансы у него были блестящие. Хотя процедура и называется «выбор и назначение судьи», для юристов судебной отборочной комиссии минюста самое главное — оценки.

Поэтому через два месяца Флориан Брунц уверенно вскрыл конверт с официальным штемпелем.

Что он назначен судьей, ему было ясно.

Он спешил узнать — в какой суд.

Это зависит от устройства германской судебной системы. Она базируется на трех столпах: уголовном, гражданско-административном и социально-трудовом судопроизводстве. Соответственно и судьи распределяются по трем типам судов.

Вероятнее всего — а это и было мечтой Флориана — после службы в прокуратуре он попадет в уголовный суд. Заниматься в административном суде скучными жалобами граждан на государственные органы или разводить трудящихся с работодателями в суде по трудовым спорам ему ой как не хотелось. В письме Флориан нашел подтверждение своему предчувствию: он провозглашен судьей по уголовным делам в старейшем уголовном суде Берлина.

Сначала с трехлетним испытательным сроком — но это же ерунда. Чтобы вылететь с места судьи, надо пропускать работу или приходить в пьяном виде.

Флориан этого делать не собирался. Обычно после испытательных трех лет все получают пожизненное назначение. Через неделю Флориан, как на крыльях своей новенькой черной мантии, летел на новое рабочее место.

Его родители тоже были горды им. Их сын в 28 лет стал судьей! Во времена их молодости такое было непредставимо. Но в современной Германии это — нормальный возраст начала профессиональной деятельности любого судьи.

Судьям в Германии не нужны взятки.

Зачем судье, который пользуется всеми социальными благами государственного чиновника и хорошо зарабатывает, подвергать себя опасности? Тот же Флориан на свою зарплату может обеспечить себя и семью, купить жилье и позволить себе еще много чего.

Единственное, что Флориан, как и его коллеги, сделал после вступления в должность — убрал свою фамилию из телефонного справочника. Чтобы его личный покой не нарушали. Текст: Павел Голуб Недавний скандал с отстранением от исполнения обязанностей судьи Бальтасара Гарсона лишь подтвердил — испанское судопроизводство абсолютно независимо.

Судье, защитнику жертв тоталитарного режима, пользующемуся широчайшей общественной поддержкой в Испании, Генеральный совет судебной власти временно запретил заниматься профессиональной деятельностью, пока его коллеги будут проверять, действительно ли Гарсон преступил закон в расследовании преступлений франкистов.

Против Гарсона подала иск маленькая группа поклонников давно почившего диктатора Франко. А в поддержку судьи выступила правящая соцпартия во главе с премьер-министром Хосе Луисом Родригесом Сапатеро.

Однако ни один министр ни разу публично не осудил решение судей об отстранении Гарсона. Можно ручаться, что не было ни одного телефонного звонка в его поддержку, ни одной закулисной «беседы» — в условиях испанской гласности такого не утаишь.

Руководством всей национальной судебной системы в Испании занимается Генеральный совет судебной власти.

Совет не зависит ни от кого и руководствуется только положениями своего устава, утверждает или отстраняет от работы (как это было с Гарсоном) судей, разрабатывает свой бюджет, определяет ставки судейской зарплаты. Совет сам вырабатывает свой бюджет, определяет размеры заработка судей (в этот внутренний вопрос министерство финансов вмешиваться не имеет права).

Зарплата начинающего судьи в провинции составляет 37 800 евро в год, судьи Национальной коллегии по судебным делам получают в два с половиной раза больше.

Кстати Судьям запрещено получать какие-либо дополнительные заработки, но им покрываются некоторые дополнительные издержки (командировочные и т.д.). Судье полагается машина с шофером, а тем, кто ведет уголовные дела, — личная охрана. Текст: Артем Санжиев Путь к креслу судьи в Южной Корее четко регламентирован.

И человеку со стороны попасть в когорту вершителей правосудия практически невозможно.

Как правило, судьями становятся адвокаты или прокуроры с солидным послужным списком и опытом работы. С учетом того, что в Южной Корее большую роль играют личные отношения, сюда же можно добавить и связи наверху.

Впрочем, для того чтобы получить мантию судьи, независимо от того, со связями вы или нет, необходимо сдать специальный экзамен, по результатам которого комиссия определит, достоин ли кандидат этой должности. Как и в любой другой стране, работа судьи в Корее — это серьезная ответственность, а поэтому она хорошо оплачивается.

В зависимости от уровня суда зарплата служителя Фемиды может составлять от пяти до десяти тысяч долларов. Но какими-то социальными льготами корейские судьи не пользуются.

Разве что уважение в обществе и повышенная пенсия после отставки. Текст: Василий Махровский Впервые независимость судов в стране была закреплена в 1924 году первой конституцией Турецкой Республики. Тогда же были полностью упразднены и религиозные суды вместе с устаревшими законами Османской империи, которые основывались на шариате.

Именно с этого момента в стране начала действовать светская судебная система. Согласно действующей конституции турецкие судьи независимы, находятся на службе до 65 лет и не могут быть уволены со своей должности или отправлены в отставку ранее установленного возраста.

К судьям в Турции относятся с большим почтением, их уважают, относят к элите страны.

Однако зарплаты большинства обычных судей здесь невелики. Так, например, судья первой инстанции получает в Турции около 1,5 тысячи долларов. Однако многие судьи рангом выше пользуются определенными государственными благами.

Например, служебным комфортабельным жильем на юге Стамбула на побережье Мраморного моря, откуда их доставляют на работу в суды специальные автобусы. Как рассказал «РГ» выпускник юридического факультета стамбульского университета, после успешной сдачи экзаменов молодых юристов ждут не столько в «экономической» столице Турции, сколько в отдаленных городках, в том числе и на неспокойном юго-востоке страны. Там их ожидает начало судебной карьеры, служебное государственное жилье и «море» интересной юридической практики.

Однако на наш вопрос, опасно ли в Турции работать судьей и выносить справедливые суровые приговоры, не опасаясь мести многочисленной родни осужденных, большинство собеседников «РГ» с уверенностью отвечали отрицательно. Здесь не смогли припомнить ни одного такого случая мести.

Отчаянные турецкие родственники могут лишь публично обругать судью в «храме Фемиды», но вряд ли будут его «заказывать».

Власть Работа власти Судебная система В мире А как у них?

Как работает суд в америке смотреть

United States Court of Federal Claims) рассматривает имущественные претензии к федеральному правительству.

Суд первой статьи, создан актом Конгресса в 1982 году как United States Claims Court. В 1992 году переименован в Федеральный претензионный суд.

Расположен в Вашингтоне, округ Колумбия в одном здании с Фед.

апелляционным судом по федеральному округу — Howard T. Markey National Courts Building.

Сокращение — Fed. Cl. или C.O.F.C.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+