Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Неимущественное право на проектную документацию

Неимущественное право на проектную документацию

Неимущественное право на проектную документацию

Дмитрий Булгаков → Объект авторского права — лишь архитектурный проект: постановление Президиума ВАС РФ от 27.09.2011 № 5816/11

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности. Отсутствие запрета не считается согласием (пункт 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ)). Президиум ВАС РФ рассматривая дело №А32-47315/2009-48/723-2010-68/15 о взыскании компенсации за нарушение авторских прав на архитектурный проект жилого дома, в своём постановлении обратил внимание на различия между проектной документацией, то есть документацией для строительства, и архитектурным проектом. Суть спора Истец (исполнитель) и третье лицо (заказчик) заключили договор на производство проектно-изыскательских работ(договор), по которому истец обязался произвести проектно-изыскательские работы на жилой дом.

Истец разработал и передал по акту приема-передачи третьему лицу проект №1. Вневедомственной экспертизой на указанный проект выдано положительное заключение.

Третье лицо (заказчик) получило разрешение на строительство по названному проекту жилого дома. На основе этого проекта №1 и при осуществлении авторского надзора со стороны истца третье лицо начало строительство жилого дома, в ходе которого третье лицо письмом обратилось к истцу с просьбой изменить проект №1 в части увеличения этажности, количества секций и изменения конструктивных частей объекта.

На основе этого проекта №1 и при осуществлении авторского надзора со стороны истца третье лицо начало строительство жилого дома, в ходе которого третье лицо письмом обратилось к истцу с просьбой изменить проект №1 в части увеличения этажности, количества секций и изменения конструктивных частей объекта. Полагая, что такие изменения неизбежно повлекут увеличение нагрузки на фундаменты, что сделает здание аварийно-опасным, истец ответил отказом на предложение заказчика (третьего лица).

Тогда, третье лицо заключило с ответчиком другой договор на выполнение проектных работ (договор 2), в соответствии с которым исполнитель (ответчик) разрабатывает проектную документацию на строительство объекта жилой дом. Во исполнение договора 2 ответчик разработал проект «Жилой дом. Корректировка проекта» (проект №2).

По проекту №2 третье лицо также получило положительное заключение краевой государственной экспертизы проектов, в котором указаны два проектировщика – истец и ответчик, и разрешения на строительство жилого дома. Истец, полагая, что при выполнении ответчиком проектной документации для третьего лица имело место нарушение авторских прав, обратился в суд с требованием о защите таких прав, поскольку ответчиком разрешение от автора (истца) на переработку проекта №1 получено не было. Выводы судов первой, апелляционной, кассационной инстанции Отказывая в иске, суд первой инстанции пришел к выводу, о недоказанности нарушения исключительных прав истца ответчиком, поскольку он исполнял свои обязательства перед третьим лицом по договору 2, предметом которого являлось выполнение проектных работ на основании представленной заказчиком документации после частичного возведения объекта капитального строительства.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции и удовлетворил исковое требование в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что истец является обладателем исключительного права в отношении охраняемого результата интеллектуальной деятельности, а именно: объекта авторского права – произведения архитектуры в виде проекта №1. Суд принял во внимание заключение судебной экспертизы согласно которому: — проекты, разработанные ответчиком и истцом, содержат идентичные архитектурные и технические решения; — проектная документация, разработанная истцом, является самостоятельным, нестандартным проектом, тогда как проект ответчика частично воспроизводит проект истца. Суд признал, что ответчик выполнил корректировку уже существующего проекта, разработанного истцом, чем нарушил его исключительные права.

При этом суд также учел, что истец не давал согласия третьему лицу на передачу проектной документации для использования другими лицами путем ее переработки.

Позиция Президиума ВАС РФ 1. Судами не учтены различия между проектной документацией, то есть документацией для строительства, и архитектурным проектом.

Согласно п. 1 ст. 1259 ГК РФ произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов, являются объектами авторских прав.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 17.11.1995 № 169-ФЗ

«Об архитектурной деятельности в Российской Федерации»

(Закон об архитектурной деятельности) архитектурный проект – архитектурная часть документации для строительства и градостроительной документации, содержащая архитектурные решения, которые комплексно учитывают социальные, экономические, функциональные, инженерные, технические, противопожарные, санитарно-гигиенические, экологические, архитектурно-художественные и иные требования к объекту в объеме, необходимом для разработки документации для строительства объектов, в проектировании которых необходимо участие архитектора.

При этом архитектурное решение – авторский замысел архитектурного объекта, его внешнего и внутреннего облика, пространственной, планировочной и функциональной организации, зафиксированный в архитектурной части документации для строительства и реализованный в построенном архитектурном объекте.

Согласно ч. 2 ст. 48 Градостроительного кодекса РФ проектная документация представляет собой документацию, содержащую материалы в текстовой форме и в виде карт (схем) и определяющую архитектурные, функционально-технологические, конструктивные и инженерно-технические решения для обеспечения строительства, реконструкции объектов капитального строительства, их частей, капитального ремонта, если при его проведении затрагиваются конструктивные и другие характеристики надежности и безопасности объектов капитального строительства (в редакции, действовавшей до 22.07.2011).

Частью 12 указанной статьи предусмотрено, что архитектурные решения являются составной частью проектной документации. 2. Следовательно, объектом авторского права является не документация для строительства в целом, а лишь архитектурный проект, то есть архитектурная часть документации, в которой выражено архитектурное решение.
2. Следовательно, объектом авторского права является не документация для строительства в целом, а лишь архитектурный проект, то есть архитектурная часть документации, в которой выражено архитектурное решение.

3. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности. Отсутствие запрета не считается согласием (пункт 1 статьи 1229 Гражданского кодекса). 4. Использование архитектурного, градостроительного или садово- паркового проекта для реализации допускается только однократно, если иное не установлено договором, в соответствии с которым создан проект.

Проект и выполненная на его основе документация для строительства могут быть использованы повторно только с согласия автора проекта.

5. Согласно статье 20 Закона об архитектурной деятельности изменение архитектурного проекта при разработке документации для строительства или при строительстве архитектурного объекта производится исключительно с согласия автора архитектурного проекта.

Судами установлено, что по договору 1, заключенному между истцом и третьим лицом, (истец) правообладатель не передавал исключительных прав на архитектурную часть проектной документации, содержащую архитектурные решения, и не давал согласия на передачу её другим лицам для внесения изменений. Заказчик (третье лицо) получил лишь право на использование проекта.

Действия ответчика по осуществлению корректировки проекта правильно квалифицированы судами как нарушение исключительных прав истца. 6. Довод ответчика о том, что надлежащим ответчиком по данному делу является третье лицо (заказчик) правомерно отклонен судами, поскольку истцом требования к указанному лицу не предъявлялись и судом не рассматривались. 7. При определении размера компенсации за нарушение исключительных прав судами не учтено, что объектом авторского права является часть проектной документации – архитектурные решения, поэтому определение суммы компенсации исходя из общей цены договора подряда на производство проектно-изыскательских работ необоснованно.

8. При определении компенсации, за нарушение исключительных прав на произведение архитектуры в виде проектов, чертежей, изображений и макетов следовало исходить — из стоимости разработки раздела проектной документации, содержащего архитектурные решения, или — стоимости права использования архитектурных решений, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за их правомерное использование. 9. Принимая во внимание выбор истца, заявившего требование о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости экземпляра произведения, сумму компенсации следовало определять исходя из двукратного размера стоимости части проектной документации – архитектурные решения.

10 Суды могли учесть, что в соответствии с Государственным сметным нормативом

«Справочник базовых цен на проектные работы для строительства «Объекты жилищно-гражданского строительства»

, утвержденным приказом Министерства регионального развития РФ от 28.05.2010 № 260, рекомендуемая ориентировочная относительная стоимость разработки раздела проектной документации – архитектурные решения составляет 14 процентов от базовой цены на разработку проектной документации (таблица 41 Справочника). Р.S.: Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции для определения размера компенсации, подлежащей взысканию.

Вместе с тем, в постановлении Президиума ВАС РФ указано, что: Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, если для этого нет других препятствий.

Р.Р.S.: Фотография вверху топика отношения к рассматриваемому делу не имеет 🙂 Снимок делал в Тульской области, недалеко от Ясной Поляны.

, ,

  1. 6 мая 2012, 14:41
  2. 2

Дело NС01-463/2017 по делу N А81-4798/2016. О запрете использования проектной документации (архитектурного проекта).

» » » » » СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ ПОСТАНОВЛЕНИЕот 7 июля 2017 г. по делу N А81-4798/2016История рассмотрения дела Резолютивная часть постановления объявлена 5 июля 2017 года.Полный текст постановления изготовлен 7 июля 2017 года.Суд по интеллектуальным правам в составе председательствующего судьи Рассомагиной Н.Л., судей Булгакова Д.А., Лапшиной И.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Институт каркасных систем» (ул.

М. Горького, д. 74, оф. 406, г. Тюмень, 625046, ОГРН 1027200785523) на решение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 02.12.2016 по делу N А81-4798/2016 (судья Чорноба В.В.) и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2017 по тому же делу (судьи Рожков Д.Г., Кудрина Е.Н., Солодкевич Ю.М.) по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Институт каркасных систем» к обществу с ограниченной ответственностью «ЛенАр» (ул. Тюменская, д. 8, стр. 1, г. Муравленко, Ямало-Ненецкий автономный округ, 629601, ОГРН 1088906000028) о запрете использования проектной документации (архитектурного проекта).К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Стройдеталь» (промзона Промузел Пелей Панель 4, г.

Ноябрьск, Ямало-Ненецкий автономный округ, 629800, ОГРН 1088905001569) в лице Конкурсного управляющего Быченко Александра Владимировича.В судебном заседании приняли участие представители:от общества с ограниченной ответственностью «Институт каркасных систем» — Шуйский Р.Р.

(по доверенности от 26.08.2016);от общества с ограниченной ответственностью «ЛенАр» — Однороженко Н.И.

(по доверенности от 30.03.2017);от общества с ограниченной ответственностью «Стройдеталь» — не явился, извещено надлежащим образом.Суд по интеллектуальным правам установил: общество с ограниченной ответственностью «Институт каркасных систем» (далее — Институт») обратилось в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «ЛенАр» (далее — общество «ЛенАр») о запрете использования любым способом, в том числе в виде практической реализации проектной документации (архитектурного проекта) Разделов 3 «Архитектурные решения» 107-59-АР, 108-59-АР, 109-59-АР, разработанных в рамках договоров от 02.05.2011 N 114/КС, от 02.05.2011 N 115/КС, от 02.05.2011 N 116/КС.Определением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 14.09.2016 на основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Стройдеталь» (далее — общество «Стройдеталь»).Решением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 02.12.2016 по делу N А81-4798/2016 в удовлетворении исковых требований отказано.Постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2017 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Институт обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, нарушение судами норм материального и процессуального права, просит названные судебные акты отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований Института в полном объеме.Институт полагает, что суд первой инстанции пришел к неправильному и не соответствующему материалам дела выводу об отсутствии у него исключительных прав на архитектурные решения, созданные по договору с истцом на разработку проектной документации. При этом Институт указывает, что он являлся работодателем физических лиц — авторов архитектурной части разработанных на основании договора проектов, в связи с чем он является обладателем исключительного права на названный объект интеллектуальной собственности.Кроме того, Институт указывает, что в рамках заключенных между ним и третьим лицом договоров на разработку проектной документации исключительное право на архитектурные решения не было передано третьему лицу, которому согласно условиям договоров предоставлялось лишь право однократного использования проектной документации (в том числе и архитектурных решений).

Одновременно третьему лицу не представлялось право передавать иным лицам право использования этой документации.Таким образом, как указывает заявитель кассационной жалобы, у третьего лица не возникло исключительного права на архитектурные решения и это право не могло быть передано ответчику по настоящему делу, в том числе и в рамках однократного использования для строительства (достраивания) тех же домов, для которых третье лицо заказывало истцу разработку проектной документации.При таких обстоятельствах заявитель кассационной жалобы полагает, что судами нарушены нормы материального права, регулирующие отношения, возникающие в сфере интеллектуальной собственности. При этом, по мнению заявителя кассационной жалобы, законность передачи третьим лицом ответчику прав застройщика на строительство объектов, для которых была разработана проектная документация, не свидетельствует о законности передачи права использования объекта исключительных прав.Общество «ЛенАр» представило отзыв на кассационную жалобу, в котором не согласилось с приведенными истцом доводами, просило вынесенные по делу судебные акты оставить без изменения.Общество «Стройдеталь» отзыв на кассационную жалобу в суд не представило.Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru , в суд кассационной инстанции своих представителей не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в отсутствие их представителей.В судебное заседание явились представители истца и ответчика.Неявка в судебное заседание представителя третьего лица, извещенного о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы по существу.В судебном заседании представитель истца доводы кассационной жалобы поддержал, просил ее удовлетворить.В свою очередь, представитель ответчика против удовлетворения кассационной жалобы возражал по доводам, изложенным в отзыве.Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 , 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов кассационной жалобы, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.Как следует из материалов дела и установлено судами, между Институтом (подрядчик) и обществом «Стройдеталь» (заказчик) заключены договоры от 02.05.2011 N 114/КС, от 02.05.2011 N 115/КС, от 02.05.2011 N 116/КС, предметом которых является создание проектной документации (включая архитектурные решения) для последующего осуществления строительства следующих объектов:»Строительство 5-этажного жилого дома в капитальном исполнении в микрорайоне N 11 г. Муравленко»;»Многоквартирный жилой дом N 3 в микрорайоне N 11 г.

Муравленко»;»Многоквартирный жилой дом N 4 в мкр.

N 11 г. Муравленко» (том 1 л.д.

15 — 29).В материалы дела представлены односторонние акты приема-передачи выполненных работ в рамках указанных договоров с отметкой об отказе заказчика — общества «Стройдеталь» от их подписания.Судами также было установлено, что разработанные проектные документы неоднократно передавались заказчику для их подписания и оплаты, что подтверждается представленной в материалы дела почтовой документацией (накладные и уведомления), однако данные работы на момент рассмотрения спора так и не были оплачены заказчиком.При этом согласно договорам переуступки от 16.09.2013 N 27, от 16.09.2013 N 28, от 16.09.2013 N 29 обществом «Стройдеталь» переданы обществу «ЛенАр» права и обязанности субарендатора земельных участков, предоставленных под строительство спорных объектов (жилых домов), для которых Институтом разработана проектная документация (том 1 л.д.

46 — 49, 51 — 54, 56 — 59).Согласно представленным в материалы дела разрешениям на строительство от 28.11.2013, 31.12.2013 (том 1 л.д. 50, 55, 60) Администрация города Муравленко выдала разрешение на строительство спорных многоквартирных домов обществу «ЛенАр».Судами также установлено, что разработанная Институтом проектная документация (включая архитектурные решения) была передана обществом «Стройдеталь» обществу «ЛенАр».Разработанная Институтом проектная документация используется при строительстве жилых домов, что подтверждается письмом Службы государственного строительного надзора Ямало-Ненецкого автономного округа от 25.07.2014 N 4101-17/910.Одновременно общество «Стройдеталь» в 2014 году в рамках дела N А81-852/2014 было признано банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Быченко А.В.
50, 55, 60) Администрация города Муравленко выдала разрешение на строительство спорных многоквартирных домов обществу «ЛенАр».Судами также установлено, что разработанная Институтом проектная документация (включая архитектурные решения) была передана обществом «Стройдеталь» обществу «ЛенАр».Разработанная Институтом проектная документация используется при строительстве жилых домов, что подтверждается письмом Службы государственного строительного надзора Ямало-Ненецкого автономного округа от 25.07.2014 N 4101-17/910.Одновременно общество «Стройдеталь» в 2014 году в рамках дела N А81-852/2014 было признано банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Быченко А.В. (том 1, л.д. 67 — 71).Полагая, что обществом «ЛенАр» незаконно, без разрешения правообладателя, используется проектная документация (в части архитектурных решений), исключительные права на которую принадлежат Институту, последний обратился в суд с настоящим иском.Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 760 , 762 , 1228 , 1295 ГК РФ, исходил из недоказанности факта принадлежности исключительных прав на архитектурные решения, в защиту которых предъявлен иск, Институту, поскольку последним не доказан переход к нему исключительных прав на названные объекты исключительных прав от физических лиц, фактически создавших эти объекты.

Одновременно суд первой инстанции указал на законность использования обществом «ЛенАр» разработанной Институтом проектной документации, поскольку она была использована для строительства тех объектов, для которых она разрабатывалась, то есть на цели, предусмотренные договорами на создание проектной документации ( статья 762 ГК РФ). В свою очередь, Институтом не доказано использование обществом «ЛенАр» спорной документации на иные цели, не предусмотренные договором.При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции этим судом было удовлетворено ходатайство Института о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств, подтверждающих наличие трудовых отношений физического лица — автора архитектурной части проектной документации и Института, а также выполнение этим физическим лицом проектной работы в рамках осуществления своих трудовых обязанностей.

При этом, удовлетворяя названное ходатайство, суд апелляционной инстанции исходил из того, что ответчиком доводы, направленные на оспаривание возникновения у истца исключительных прав на архитектурные решения, разработанные в рамках договоров на разработку проектной документации, были озвучены в последнем судебном заседании, истцу отзыв ответчика для заблаговременного ознакомления не направлялся, в связи с чем у истца отсутствовала возможность представить документы в опровержение означенных доводов.Вместе с тем, не поддерживая (но и не отклоняя) вывод суда первой инстанции об отсутствии у Института исключительных прав на разработанные архитектурные решения, суд апелляционной инстанции согласился с законностью использования обществом «ЛенАр» разработанной Институтом проектной документации в целом (в том числе и в части архитектурных решений), поскольку замена застройщика была осуществлена в установленном законом порядке, а проектная документация использована на те же цели, для которых она разрабатывалась.С учетом изложенного суд апелляционной инстанции признал, что суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отказе в иске.При рассмотрении дела в порядке кассационного производства судом кассационной инстанции на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к следующим выводам.В соответствии с пунктом 1 статьи 1259 ГК РФ произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов являются объектами авторских прав, при чем, независимо от достоинств и назначения произведений, а также от способа их выражения.Таким образом, разработанная Институтом проектная документация (в части архитектурных решений) представляет собой объект исключительного права.В силу пунктов 1 и 3 статьи 1228 ГК РФ автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом, первоначально возникает у его автора. Это право может быть передано автором другому лицу по договору, а также может перейти к другим лицам по иным основаниям, установленным законом.Согласно пункту 2 статьи 1295 ГК РФ исключительное право на служебное произведение принадлежит работодателю, если трудовым или гражданско-правовым договором между работодателем и автором не предусмотрено иное.Судом апелляционной инстанции правомерно приняты от истца дополнительные доказательства, представленные Институтом в подтверждения разработки проектной документации (в том числе архитектурных решений) его сотрудником в рамках служебного задания, однако эти документы не исследованы, вывод суда первой инстанции об отсутствии у Института исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности (архитектурные решения) не поддержан, но и не опровергнут.Вместе с тем, установление обстоятельств, связанных с наличием или отсутствием у Института исключительных прав на архитектурные решения, разработанные физическим лицом в рамках, как указывает Институт, исполнения работником своих трудовых обязанностей, входит в предмет исследования по настоящему делу.В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233) , если этим Кодексом не предусмотрено иное.Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом . Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными этим Кодексом ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается названным Кодексом .Таким образом, использование результата интеллектуальной деятельности возможно только с согласия правообладателя.

Использование же такого результата без получения названного согласия является незаконным и влечет ответственность, предусмотренную уголовным, административным, гражданским законодательством.При этом получение согласия правообладателя одним лицом не свидетельствует об отсутствии необходимости получения такого согласия иными лицами.Согласно пункту 1 статьи 1233 ГК РФ правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор). Заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату.Как установлено судами, между истцом и третьим лицом были заключены несколько договоров на создание проектной документации, в состав которой входили архитектурные решения.В соответствии с пунктами 1.2 названных договоров Исполнитель (истец) передает Заказчику (третьему лицу) документацию для однократного использования при строительстве проектируемого объекта.Таким образом, Институтом было передано обществу «Стройдеталь» право однократного использования разработанной Институтом документации, то есть право на однократное использование объектов исключительных прав.В договоре отсутствуют условия, указывающие на переход исключительного права Заказчику, а также условия, позволяющие Заказчику передать право использования иному лицу. Таких обстоятельств судами при рассмотрении спора не установлено.Судами при рассмотрении дела не установлены обстоятельства, свидетельствующие о даче Институтом обществу «ЛенАр» согласия на использование объектов исключительных прав либо отчуждения обществу «ЛенАр» своего исключительного права на указанные объекты.Вместе с тем, факт использования обществом «ЛенАр» проектной документации, разработанной Институтом по заказу общества «Стройдеталь» для строительства, судами установлен, подтверждается материалами дела и не оспаривается сторонами.При таких обстоятельствах вывод судов о законности использования обществом «ЛенАр» объектов исключительных прав (архитектурных решений, являющихся часть проектной документации) не соответствует требованиям статей 1229 , 1233 ГК РФ.В свою очередь, вывод судов об отсутствии нарушений Градостроительного кодекса Российской Федерации, а также статьи 762 ГК РФ при смене застройщика и правомерном продолжении строительства многоквартирных домов новым застройщиком — обществом «ЛенАр», не свидетельствует о законном использовании обществом «ЛенАр» объектов исключительных прав и соблюдения им положений четвертой части ГК РФ, регулирующих отношения, возникающие в сфере интеллектуальной собственности.При таких обстоятельствах выводы судов первой и апелляционной инстанций не могут быть признаны соответствующим нормам ГК РФ, регулирующим отношения, возникающие в сфере исключительных прав, в связи с чем принятые по делу судебные акты подлежат отмене.Поскольку для разрешения спора необходимо установление обстоятельств, которые не были установлены судами, а именно наличие или отсутствие у Института исключительных прав на архитектурные решения, разработанные, как указывает Институт, его работником в рамках служебного задания, а также получения либо не получения обществом «ЛенАр» согласия правообладателя на использование объектов исключительных прав, дело подлежит направлению на новое рассмотрение.При новом рассмотрении суду следует исследовать все обстоятельства, необходимые для разрешения вопроса о наличии или отсутствии нарушения в области использования объектов исключительных прав, и вынести судебный акт в соответствии с применимыми нормами права.Расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы подлежат распределению судом первой инстанции при новом рассмотрении дела.Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил: решение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 02.12.2016 по делу N А81-4798/2016 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2017 по тому же делу отменить.Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа.Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судьяН.Л.РАССОМАГИНА СудьяД.А.БУЛГАКОВ СудьяИ.В.ЛАПШИНА История рассмотрения дела

Собственность на проектную документацию

Нередко при реализации девелоперских проектов возникают споры, касающиеся соблюдения и защиты авторских прав.

Порой заказчики нарушают права разработчиков архитектурного проекта, используя его за пределами переданных прав, а порой, наоборот, авторы злоупотребляют своим положением, требуя с заказчиков уплаты дополнительного вознаграждения. — Вся ли проектная документация является объектом охраны авторского права? Архитектурная деятельность представляет собой сложный процесс, включающий в себя создание архитектурного проекта, разработку проектной и рабочей документации, конечной целью которых является создание архитектурного объекта в виде зданий, сооружений и т.п.

При этом объекты, созданные в процессе архитектурной деятельности, подлежат правовой защите в соответствии с нормами об авторском праве.

— Если передать заказчику саму проектную документацию (бумаги, электронные копии), разве это не означает передачу всех прав?

Достаточно часто в договорах, предусматривающих разработку проектной документации, указывается лишь то, что право собственности на проектную документацию переходит от исполнителя к заказчику в тот или иной момент. Однако подобные указания никак не влияют на переход исключительных прав на архитектурный проект от исполнителя к заказчику, поскольку в соответствии со ст. 1227 ГК РФ интеллектуальные права не зависят от права собственности и иных вещных прав на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результаты интеллектуальной деятельности; переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности.

Таким образом, при разработке и подписании договоров на разработку проекта следует уделять пристальное внимание в том числе вопросам прав на использование архитектурного проекта, а именно предусматривать условия об отчуждении или передаче исключительных прав на его использование, срок передачи, объем правомочий и способы использования архитектурного проекта как объекта авторского права.

— Чем грозит некорректное оформление перехода прав, кто может предъявлять претензии заказчику проекта? Негативные последствия несогласования соответствующих условий проявятся при любом усложнении отношений по строительству того или иного объекта.

Например, на практике начинать строить объект может одно лицо, а завершать строительство — уже другое. При этом оформление отношений между предыдущим и последующим застройщиками происходит только посредством заключения договора купли-продажи объекта незавершенного строительства.

Как следствие, передача архитектурного проекта никак не урегулирована. При этом новый застройщик в подавляющем большинстве случаев продолжает строительство объекта на основании «старой» проектной документации, которая использовалась для оформления разрешения на строительство предыдущим застройщиком. При отсутствии у предыдущего застройщика права на передачу исключительных прав на архитектурный проект третьему лицу, осуществлен ие на основании этого проекта строительства новым застройщиком повлечет нарушение прав разработчика документации.

Нарушение исключительных прав разработчика архитектурного проекта при несогласовании между заказчиком и разработчиком объема передаваемых правомочий и способов использования может возникнуть и при корректировке или доработке проекта третьим лицом (например, вследствие дороговизны реализации первоначального архитектурного замысла).

Кроме того, отсутствие четко прописанных условий использования проекта может привести к невозможности повторно использовать соответствующее архитектурное решение, поскольку в соответствии с абз.

2 п. 1 ст. 1294 ГК РФ использование архитектурного проекта для реализации допускается только однократно, если иное не установлено договором; Несогласование условий о передаче и использовании авторских прав на архитектурную часть проектной документации может привести к продолжительным судебным спорам и повлечь довольно серьезные негативные последствия, которые могут выражаться в запрете использования проектной документации, задержке или приостановлении строительства, взыскании компенсации за нарушение исключительных прав или убытков.

При этом описанные выше требования обладателя исключительных прав на архитектурный проект могут быть предъявлены и к застройщику, и к генеральному подрядчику, и к другим лицам, которые так или иначе допустили использование проекта способами, указанными в пунктах 2 и 3 ст. 1270 ГК РФ. В связи с этим генеральному подрядчику также нужно быть предельно внимательным при заключении договора строительного подряда с застройщиком и осуществлении строительства на основе переданной застройщиком проектной документации.

1270 ГК РФ. В связи с этим генеральному подрядчику также нужно быть предельно внимательным при заключении договора строительного подряда с застройщиком и осуществлении строительства на основе переданной застройщиком проектной документации.

jus.ee

«Документация сама по себе не является объектом исключительных прав»

Состав, содержание и оформление проектной документации будут различными в зависимости от вида проектирования и соответствующей отрасли. Результат проектирования не всегда равен результату интеллектуальной деятельности (например, для машинного проектирования), однако авторское проектирование проектными группами специалистов всегда заключает в себе значительную творческую составляющую, а значит — и создание охраняемых законом (авторским или патентным правом) результатов.

Проект, как и любое произведение нематериален — это результат интеллектуальной деятельности, образ, нечто идеальное, которое если и материализуется, то в конкретной вещественной форме, например в документе, или в скульптуре, здании, территории (например, ландшафтный дизайн). Проект защищается авторским правом, но в объем защиты в этом случае, в отличие от других объектов авторского права, включено и исключительное право на практическую реализацию как воплощение проекта (п.

3 ст. 1270 ГК РФ). Однако это всё же не охрана содержания, а тоже охрана формы — ведь каждая изготовленная по проекту вещь — это новая объективная форма жизни проекта из неограниченного множества возможных. Но результатом исполнения договора подряда на выполнение проектных работ по мысли законодателя является овеществленная «техническая документация».

Такая техническая проектная документация в Главе 37 ГК РФ никак не характеризуется с точки зрения исключительных прав, но сам договор: −ограничивает возможности подрядчика передавать такую документацию третьим лицам (п.

1 ст. 760 ГК РФ); −ограничивает возможности заказчика использовать документацию на цели, не предусмотренные договором (ст. 762 ГК РФ); −предоставляет заказчику право реализовать предусмотренные проектом решения в конкретных изделиях (прямо ГК РФ не предусмотрено, но следует из существа других положений).

Таким образом, исключительное право осталось у автора (или правообладателя — работодателя, исполнителя), а право собственности на материальный носитель независимо от интеллектуальных прав (п. 1 ст. 1227 ГК РФ). Поэтому заказчику кроме ограниченного права использования проекта и права собственности на вещь (п.

2 ст. 703 ГК РФ) ничего не достаётся.

Между тем, размещая заказы на проектную, конструкторскую, рабочую документацию, Заказчики пренебрегают вопросами интеллектуальной собственности, ценя вещь выше права, то есть материальный носитель выше той идеи, концепции, которые в них заключаются.

В итоге получается такая весьма «ценная бумага» (дорогостоящая), «букет рисков», а не полноценный актив. Почему такой актив мы называем неполноценным можно понять на примере дела, по которому ВАС РФ принял постановление № 7697/12 от 06.11.2012 г. Если бы между сторонами был заключен договор, предусматривающий создание по его итогу результата интеллектуальной деятельности, то в силу ГК РФ заказчик как минимум получил бы исключительное право на созданную концепцию в полном объеме, конечно, исходя из условий договора.

А как максимум — заставил бы разработчика доказать оригинальность, новизну, художественную (читаем «дизайнерскую») ценность проекта, отсутствие обременений в виде личных неотчуждаемых интеллектуальных прав авторов (как правило, соавторов, даже не имеющих договора о совместном распоряжении имущественными интеллектуальными правами), заложил бы в задание (уже не только техническое!) более гибкую систему требований, критериев, параметров эффективности, перспективности и отчетности, т. е. всего того, что определяет реальную ценность проекта. Это не означает, что модель договора на проектирование не отвечает реальным интересам Заказчика и Проектировщика и особенностям их взаимоотношений — просто в текст такого договора следует включать нормы и правила, регулирующие вопросы создания, защиты и использования объектов интеллектуальной собственности, например, проекта и иных произведений, получаемых в результате его исполнения.

Прочитать нашу новую статью полностью Вы можете

Как возникают права на объекты архитектуры

Архитектурная деятельность связана с изготовлением проектной документации, а также с реализацией проектов в виде готовых зданий, строений, малых архитектурных форм, элементов ландшафта и т.д.

В зависимости от направления работы архитектора, авторские права могут возникать на любые результаты творческого труда, выраженные в определенной форме:

  1. отдельные чертежи, схемы и иные материалы, если они носят творческий и оригинальный характер;
  2. сборники типовых проектов, представленные в печатной или электронной форме;
  3. полноценные архитектурные проекты, макеты и наборы изображений;
  4. готовые объекты, возведенные за счет творческих усилий архитектора.

Так как архитектура относится к творческой, а не промышленной деятельности, права на объекты не подлежат регистрации.

Это создает определенные проблемы при доказывании авторства на конкретные проекты. Правила подтверждения авторских прав, в том числе на архитектурные объекты, регламентируется ГК РФ.

Выделим наиболее распространенные способы для подтверждения и доказывания надлежащего авторства в архитектуре:

  1. регистрация и согласование типового проекта в государственных или муниципальных ведомствах – большинство проектов можно реализовать на практике только при согласовании и/или получении специального разрешения, что позволяет доказать авторские права на исходную документацию;
  2. выполнение работы по договору авторского заказа – в этом случае права на готовый объект возникнут в заказчика, сразу после оплаты работы архитектора.
  3. представление готовой работы на выставках, конкурсах;
  4. размещение проекта в специализированных базах данных, реестрах СРО;

При наличии подтвержденных авторских прав, архитектор сможет не только реализовать имущественные, но и личные права – на имя, на неприкосновенность произведения, на авторское название и т.д. Режим охраны авторских прав на объекты и проекты архитекторы будет действовать на протяжении всей жизни создателя, а также в течение 70 лет после его кончины.

Поэтому реализовать весь комплекс правомочий, принадлежавших покойному архитектору, смогут его наследники или правопреемники.

Передача исключительных прав по договору на разработку проектной документации

В ходе согласования договора на разработку проектной документации возникла идея написать корткий блог по вопросу исключительных прав на разработанную проектную документацию.

В большинстве договоров юристы не углубляются в вопрос о том на какую именно часть проектной документации возникают исключительные права, не проводят различие между проектной и рабочей документацией.

В итоге в договор включаются такие условие (это условия писал не я):

«Моментом передачи исключительных прав является день подписания Сторонами Акта передачи исключительных прав на Проектную документацию.»

«Акт передачи на Проектную документацию» – документ, подписанный уполномоченными представителями Сторон, свидетельствующий о полной передаче исключительных прав на Результаты Работ по настоящему Договору от Генерального проектировщика Заказчику. В момент подписания Акта передачи исключительных прав на Проектную документацию все имущественные права, а также права неимущественного характера на Проектную документацию переходят от Генерального проектировщика к Заказчику.При этом под результатом работ значится разработка как проектной так и рабочей документации.Авторы подобных условий, подвязывающих передачу исключительных прав к выполнению работ в полном объеме, не задумываются над вопросом о передаче исключительных прав на часть проектной документации в случае прекращения договора до полного исполнения подрядчиком своих обязательств.

И так, попробую представить свою «картину мира» по данному вопросу. Стоит начать с того, что проектная и рабочая документация это абсолютно разные по своей сути и значению документы.

Состав разделов проектной документации определен в Градостроительного кодекса РФ.

Одним из разделов проектной документации является раздел «Архитектурные решения» (о нем пойдет речь дальше).Одним из видов интелектуальных прав на результаты интелектуальной деятельности является авторское право.Так, согласно ст.1 255 ГК РФ, «интеллектуальные права на произведения науки, литературы и искусства являются авторскими правами». Проектная документация в контексте данной нормы рассматривается как произведение науки.

Исключительные права является имущественным правом, которое первоначально возникает у автора и может быть передано третьему лицу.А теперь самый главный момент, который нужно учитывать.Объекты авторских прав перечислены в ГК РФ. Из всех перечисленных объектов единственным объектом, относящимся к работам по разработке проектной документации является

«произведение архитектуры, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов»

.Из всех разделов проектной документации таким объектом авторских прав может выступать только раздел «Архитектурные решения».

Прочие разделы рассматриваются лишь как техническая документация ( Президиума ВАС РФ от 27.09.2011 N 5816/11, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.04.2014 N 09АП-46070/2013-ГК по делу N А40-97747/12, Суда по интеллектуальным правам от 22.07.2014 N С01-661/2014 по делу N А40-97747/2012).

В приложенном файле Вы можете ознакомиться с основными выводами судов.Следоветельно, передачу исключительных прав слудует привязывать к моменту передачи раздела «Архитектурные решения». В данном случае при расторжении договора с наличием разработаного раздела «Архитектурные решения», однако, до разработки всех разделов заказчик сможет поручить дальнейшую разработку проектной документации (практическую реализацию архитектурного проекта) третьему лицу. Если не предусмотреть данное условие, то можно столкнуться с сложносями реализации проекта.

Что решили суды?

Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал.

Почему?

  1. «Функционально-технологические, конструктивные и инженерно-технические решения не являются объектами авторских прав и сами по себе не могут охраняться авторским правом».
  2. Проектная документация, выполненная Обществом, «не содержит архитектурных решений, которые могли бы рассматриваться в качестве объектов авторских прав – произведений архитектуры»;

Суд пояснил, поскольку проектная документация не содержит «результатов творческой деятельности – произведений науки, литературы или искусства (объектов авторских прав), относится к технической документации, выполненной в соответствии с установленными требованиями, определяемыми действующими нормативными правовыми актами», то она не является объектом авторских прав. Апелляция согласилась с решением.

Истец обратился с жалобой в Суд по интеллектуальным правам (СИП). По мнению Общества, проектная документация на инженерные изыскания представляет собой самостоятельное произведение и, тем самым, является объектом авторского права.

Создание проекта

Для незанятого в этой области специалиста, создание проекта — это довольно простая процедура, состоящая из нескольких этапов:

  1. получение завершающей оплаты.
  2. подготовка договора и технического задания к нему в качестве приложения;
  3. принятие заказа;
  4. собственно сама разработка проектной/конструкторской документации;
  5. получение аванса (обязательная практика для такого вида договоров);
  6. сдача результата, путем подписания актов выполненных работ;

Действительно, выполнение подрядных работ по разработке документации — это набор простейших действий.

Однако, впоследствии зачастую возникает вопрос: «а как быть с правами на проект, ведь он является объектом интеллектуальной собственности?»

Можно ли лицензировать техническую документацию и в каких случаях изобретение будет служебным?

Как отмечается в судебной практике, конструкторская документация сама по себе не является охраняемым объектом. Содержащиеся в ней сведения могут представлять собой секрет производства, иметь патентоспособный характер, а текст может охраняться лишь как объект авторского права (см. постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.02.2017 № 09АП-3002/2017-ГК по делу № А40-122945/15).

На практике распространены лицензионные договоры, предметом которых является предоставление права на использование: технических решений, технологических приемов и способов, содержащихся в конструкторской, технологической и другой нормативно-технической документации, права на которые принадлежат субъекту; технических, профессиональных знаний и опыта, закрепленных в конструкторских чертежах, технологической и иной документации по изготовлению конкретных объектов (см.

постановления СИП РФ от 09.03.2017 № С01-46/2017 по делу № А40-121277/2015, от 27.05.2016 № С01-192/2016 по делу № А40-107618/2014). У судов, как правило, не возникает сомнений в действительности и заключенности таких договоров. В тех случаях, когда существует необходимость в правовой квалификации, суды приходят к выводу, что предметом таких договоров является передача ответчику права на использование технического ноу-хау (см.

решение АС г. Москвы от 29.02.2012 по делу № А40-6521/2012, постановление СИП РФ от 18.02.2015 № С01-1321/2014 по делу № А40-118741/2013). Документацию можно рассматривать в качестве объекта авторского права — произведения. Проблема, между тем, в другом.

Предполагается, что лицензиат будет использовать ее при производстве объектов (например, самолета, деталей к самолету).

Однако подобное практическое применение не охватывается исключительным правом на объект авторского права (см. ст. 1270 ГК РФ — о практической реализации в ней говорится лишь применительно к архитектурному, дизайнерскому, градостроительному или садово-парковому проекту). Использование обозначенных в тексте решений, приемов и способов не будет представлять собой использование документации как произведения.

Следовательно, смысл в лицензионном договоре на документацию пропадает.

Таким образом, можем порекомендовать вам заключить лицензионный договор на использование технических ноу-хау: технических решений, способов и приемов, закрепленных в технической документации. Для однозначного ответа на второй вопрос о соотношении прав работника и работодателя в отношении технического решения недостаточно данных. Видео (кликните для воспроизведения).

Исходя из положений ст. 1370 ГК РФ, для признания патентоохраняемого объекта служебным недостаточно одного только факта, что изобретатель находится в трудовых отношениях с организацией. В некоторых случаях работник может даже использовать технику, оборудование работодателя и заниматься созданием изобретения (полезной модели, промышленного образца) в свое рабочее время, но такое изобретение все равно будет признано личным.

Чтобы изобретение было признано служебным, необходимо, чтобы осуществление трудовых функций работника или выполнение им конкретного задания работодателя могло закономерно привести к созданию патентоспособного решения.

Здесь, однако, важно понимать, что по смыслу ст.

1370 ГК РФ вовсе не требуется, чтобы в документе, определяющем трудовые обязанности работника (трудовой договор, должностная инструкция), содержалось конкретное указание на выполнение соответствующих работ по созданию конкретных патентоспособных объектов либо усовершенствованию известных конструкций. Определяющим для признания технического решения служебным является факт его создания в рамках трудовых обязанностей, содержание которых может быть выражено в виде относительно общего круга осуществляемых работником трудовых функций или конкретного задания (см. решение СИП РФ от 03.11.2016 по делу № СИП-818/2014).

В практике СИП РФ был сформулирован перечень обстоятельств, учитываемых при квалификации изобретения (полезной модели) в качестве служебной: соотношение деятельности, осуществляемой работодателем, со сферой, в которой создан патентоспособный объект; пределы трудовых обязанностей работника; место выполнения работ по созданию патентоспособных объектов; источник оборудования и средств, использованных для их создания; возможность осуществления работодателем контроля за работой, в рамках которой создан патентоспособный объект; последующее поведение работника и работодателя (постановление Президиума СИП РФ от 03.06.2014 № С01-373/2014 по делу № СИП-253/2013). Достаточно показательно в рассматриваемом аспекте постановление Президиума СИП РФ от 17.04.2017 № С01-187/2017 по делу № СИП-292/2016. Биокомбинат обратился в суд с требованием о признании за ним исключительных прав на изобретение

«Способ изготовления вакцины против ящура и вакцина против ящура»

и признании выданного на иное лицо патента недействительным в части неуказания биокомбината в качестве правообладателя.

Президиум СИП РФ признал данное требование подлежащим удовлетворению.

При этом он исходил из того, что авторами данного решения являются работники комбината, осуществление которыми своих трудовых функций могло привести к получению патентоспособного решения.

А значит, по отношению к комбинату данное изобретение является служебным. Подобное свое решение СИП РФ обосновал ссылками на следующие три группы обстоятельств.

Указаны в патенте качестве авторов: С. работала сначала начальником отделения цеха по изготовлению противовирусных вакцин, а затем — консультантом по вопросам производства противоящурных вакцин в биокомбинате; Л.

занимала должность главного технолога; К. — технолога цеха противовирусных вакцин; О.

— старшего микробиолога цеха межоперационного контроля и выпуска биопрепаратов; К2. — сначала младшего научного сотрудника лаборатории освоения и внедрения биопрепаратов, затем — начальника цеха изготовления противовирусных вакцин; З. — сначала младшего научного сотрудника в лаборатории освоения и внедрения биопрепаратов, затем — заместителя директора по производству; М.

— технолога производства бактерийных, вирусных и диагностических препаратов.

Биокомбинат является производственной и научно-исследовательской организацией, осуществляющей свою деятельность в области биотехнологии. На биокомбинате задолго до подачи заявки на выдачу спорного патента велась деятельность, связанная с усовершенствованием питательной среды для суспензионного культивирования клеток ВНК-21 для репродукции в промышленных масштабах вируса ящура типа A, бешенства, используемых для изготовления вакцин против ящура и бешенства.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+